Сценарист.РУ
Старый 15.10.2008, 01:34   #31
Бразил
Заблокирован
 
Регистрация: 21.06.2007
Адрес: Konnunlahti
Сообщений: 2,529
По умолчанию

http://www.art-pictures.ru/interview/2371.html
Интервью Фёдора Сергеевича Бондарчука и Михаилом Евгеньевичем Пореченковым.
Решают судьбы российского кинематографа
Бразил вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.11.2008, 13:17   #32
Вячеслав Киреев
Супер-модератор
 
Аватар для Вячеслав Киреев
 
Регистрация: 29.05.2006
Сообщений: 4,741
По умолчанию

Кинорынок России уже рухнул?

01/10/2008 15:07

Две недели назад, рассказывая о новом фильме «Каменная башка», мы предрекали ему трудную прокатную судьбу, и, к сожалению, не ошиблись: за первые два (самых ударных!) уик-энда картина собрала 19 миллионов 288 тысяч рублей, то есть 770 тысяч долларов. Негусто! И дело вовсе не в «Каменной башке»: в сентябре стала очевидной тенденция падения зрительского интереса к любым новинкам кино. Даже «Mamma Mia» с Мерил Стрип, Пирсом Броснаном и хитами ABBA не оправдала надежд прокатчиков…

Традиционно считается, что лето – не лучшая пора для киноманов. Летом сборы падают, но по осени ситуация меняется. В первый уик-энд сентября лидером стал «Опасный Бангкок», собравший в российском прокате 50 миллионов рублей, во второй уик-энд в фавориты выбилась «Смертельная гонка» (85 миллионов рублей), в третий – скандально нашумевшая отечественная комедия «Гитлер капут!» (134 миллиона), четвертый – киномюзикл «Mamma Mia» (103 миллиона рублей).

Честь и хвала лидерам, однако сентябрьские фавориты на общем фоне в рамках всего 2008 года выглядят скромно. Лишь «Гитлер капут!» вошел в первую десятку, вскарабкавшись на 8-ю строчку, «Mamma Mia» - 12-я, «Смертельная гонка» - 20-я, «Опасный Бангкок» - 34-й. Причем, от чемпионов года их отделяет огромная «дыра», так как «Самый лучший фильм» на старте снял кассу в 400 миллионов рублей, «Мумия-3» - 310, а «Хэнкок» - 277 миллионов. Если коммерческий успех «Капута» можно было прогнозировать (востребованный жанр комедии-пародии, медийные физиономии, скандальная репутация, вплоть до требований коммунистов «запретить, не пущать!»), то даже самые большие скептики не могли предсказать провал других отечественных киноновинок. Оскандалился блокбастер местного розлива «Новая земля», который при лихом сюжете, звездных актерах и бюджете 12 миллионов долларов собрал от силы 2 миллиона баксов. Недалеко ушел и широко раздутый режиссерский дебют «День Д» нашего земляка, а ныне столичного киногенерала (он не только актер, продюсер и режиссер, но и первый секретарь Союза кинематографистов!) 39-летнего Михаила Пореченкова, чьи игры в Шварценеггера при бюджете 5 миллионов долларов едва возвратили 1 миллион после провального проката, который, кстати, был резко свернут после двух недель, хотя имел максимальное число копий - 450. Не вызвал большого зрительского интереса и дебют чемпиона мира по боксу Николая Валуева в картине Филиппа Янковского «Каменная башка» - фильм не собрал за две недели проката и 20 миллионов рублей (99 место в 2008 году). С остальными отечественными новинками ситуация вовсе катастрофическая.

Выводы очевидны. Зритель в сентябре в кинотеатры ходил вяло. Если западные новинки еще худо-бедно смотрел, но отечественные боевики, драмы и блокбастеры упрямо игнорировал.

Прокомментировал эту ситуацию «Фонтанке» самый известный и успешный российский продюсер Сергей Сельянов (в свои 53 года он продюсер более 50-ти художественных, анимационных и документальных фильмов):

- Ситуация в российском кинопоказе вообще, и с показом отечественных фильмов в частности, изменилась не в лучшую сторону. После первых взрывных успехов картины нашего производства собирают все меньшую аудиторию… Исключение - комедии. Не все, естественно, но «ржачное» кино находит спрос у российского зрителя. Выражаясь менее слэнговым языком, есть спрос на национальные комедии. За последние два года на моей памяти было всего четыре коммерчески успешных российских проекта – «Любовь-морковь», «Ирония судьбы. Продолжение», «Самый лучший фильм» и «Илья Муромец». Они по всем показателям имели удачный прокат, успешную реализацию. Все четыре хита – комедии. После сентября к ним прибавился «Гитлер капут!». Достаточно популярными были и «День радио» и «День выборов»… Ничего кроме этого российский зритель смотреть не желает. И это даже не вопрос отношения к российскому кино, а просто функция кино как развлечения у нашего зрителя ярче всего выразилась именно в интересе к комедии.

Что тут скажешь… Обидно за страну, за то, что мы делаем. Но факт остается фактом: серьезное кино (причем, не важно какого качества – хорошее или плохое) публика наша отвергает. Да, наверное, «Адмиралъ» (выходит на экраны 9 октября) соберет много зрителей, благодаря мощи Первого канала. Но в общем и целом картина унылая. И что в этой ситуации делать: прекратить снимать кино, которое мы хотим, а оно вполне зрительское, и переключиться на комедии? Мы не против них, но снимать только комедии скучно и глупо. Да и рынок, возможно, и этим скоро перенасытится…

Что будет дальше? Зрителей вообще в стране мало. Мы все на тонком льду находимся. Количество кинопублики не растет, миллион зрителей – это выдающийся результат. И на огромную страну! К сожалению, и наш недавний фильм «Каменная башка» не стал чемпионом проката.

Зритель наш долго жил практически без российского кино. Потом вдруг оно появилось, где-то с 2004 года стало системно присутствовать на наших экранах. Был определенный энтузиазм, но с непривычки люди ждали, что еще и еще интересней станет. Однако постепенно столкнулись с реальностью: много плохих фильмов! На самом же деле процент хорошего кино во всем мире одинаков. В каждой стране те же самые проблемы. На сто фильмов – два выдающихся, восемь – хороших, любопытных, интересных, остальное – неважная продукция. Вот во Франции производится 200 фильмов в год, то есть за последние пять лет выпущена тысяча картин. А теперь вспомните хотя бы пять выдающихся французских фильмов этого времени! В общем, так кино устроено – хороший фильм сделать очень-очень сложно, в любой точке мира. Просто мы у себя в России эту ситуацию в силу новизны не понимаем. И еще мы судим о качестве американского или французского кино по уже отсеянному, отборному, не видя всего мусора…

Но так устроен мир кино во всем мире. Можно назвать это навозом, который готовит почву для будущих хороших картин, но, поймите: если кинематографисты подарили стране один выдающийся фильм в год (для одного это «Баллада о солдате», для другого – «Ночной дозор», для третьего – еще что-то), то они выполнили свою задачу…

Михаил Антонов,
Фонтанка.ру
__________________
Более всего оживляет беседы не ум, а взаимное доверие.
Ф. Ларошфуко

Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий.
А. Хичкок
Вячеслав Киреев вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.11.2008, 11:48   #33
Вячеслав Киреев
Супер-модератор
 
Аватар для Вячеслав Киреев
 
Регистрация: 29.05.2006
Сообщений: 4,741
По умолчанию

Даниил Дондурей: «Мы снимаем фильмы, которые зрителям не нужны!»




17/11/2008

Социолог, киновед, главный редактор «Искусства кино» рассказывает OPENSPACE.RU о проблемах российского кино. Они начались задолго до кризиса.


Три года назад в идеологических целях была запущена легенда о подъеме российской киноиндустрии. Это была специальная мощная акция, она была нужна всем. Я бы это назвал «универсальной обманкой». У этого мифа о бурном развитии российского кино были свои плюсы. Я обязательно о них скажу. Но все-таки это был миф. На самом деле если что и развивалось, так это производство. И больше ничего. Обычно ведь как делается: из 10—12 элементов нормальной киноиндустрии берется один, объявляется самым важным, но на это никто не обращает внимания, потому что серьезного анализа ситуации нет. Это одна из тайн российской культуры — никогда не собирать достоверную информацию, не приглашать людей, которые бы понимали что-то в конкретной сфере. Поэтому экономикой кино у нас занимаются режиссеры, режиссурой — кинокритики, критикой — философы, философией — экономисты, а юристы всем этим управляют.

Итак, году примерно в 2005-м нам начали рассказывать о бурном расцвете кино: очень много фильмов снимается, народ обожает русское кино, а так как он обожает русское, значит, не любит Голливуд. А это очень здорово, значит, ты патриот. Говорили об огромном количестве фильмов, которые мы снимаем, об огромном количестве режиссеров и актеров, о большущих деньгах, о любви нации к кино. И всем от этого было хорошо. Во-первых, продюсерам — они могли уговаривать инвесторов давать много денег. Во-вторых, режиссерам — им удавалось запускать все больше и больше проектов. Потрясающе хорошо было актерам — они за съемочный день могли зарабатывать столько денег, сколько академик и лауреат Нобелевской премии зарабатывает за несколько лет. Прекрасно жилось телеканалам, которые под это дело могли еще увеличивать рекламные ставки. Замечательно было партработникам «Единой России» да и других партий (они все у нас патриотические) демонстрировать, как патриотичен наш народ накануне выборов, как он любит все отечественное и как ненавидит Америку, которая незаметно стала отвечать за все, даже за плохо пожаренные твоей женой котлеты или за двойку, полученную твоим сыном. Отлично!

Проблема заключалась только в том, что не было внятного анализа: а что же на самом деле происходит в кино? А на самом деле сверхдоходы от нефти естественным образом увеличили доходы населения. И молодые люди, которые в основном и оплачивают всю индустрию развлечений (а это миллиарды долларов!), успевают оставить деньги не только в ресторанах и ночных клубах, но и в кинотеатрах. Кинотеатры показали действительно очень большой рост. За эти годы, за последние десять лет, сборы выросли более чем в 25 раз. Если в 1997 году было $20 млн сборов, то в прошлом — $570 млн. А в этом году мы уверенно преодолеем планку в $700 млн.

Да, примерно 28% этих денег — сборы российских фильмов. Русских фильмов действительно очень много. Учитывая, что у нас двухлетний цикл производства, каждые два года снимается около 200 фильмов. В кинотеатрах ежегодно появляется примерно 85. А деньги из них собирают примерно 4—7.

Так какой же это расцвет, если в кинопроизводство в 2006 году было заложено $250 млн, собрали меньше $160 млн, а продюсерам вернулось $69 млн?! И кто же возместил эти затраты в $150 млн? Ну, прежде всего, государство — около $70 млн. А еще $80 млн — это прямой обман глупых инвесторов, а также вполне осознанные понты некоторых людей (у нас же очень богатая страна, просто большинство населения об этом не знает), которые вполне способны потратить миллион долларов за неделю. У этих людей есть любимые девушки, они хотят снять их в кино, они спокойно отдают несколько миллионов на съемки, а потом, продав парочку миллионов баррелей нефти, отыгрывают эти деньги за час.

Так, значит, получается, что из этих 85 фильмов зрители 80 просто не посмотрели? Да. Вернее, так: для отчетности они их посмотрели. 10—20 сеансов прошло в кинотеатрах, чтобы кинокритики из «Известий», «Коммерсанта», «Ведомостей», «Времени новостей» и OPENSPACE.RU могли их посмотреть — бесплатно, разумеется. А потом фильмы исчезают из кинотеатров.

Вот это и есть настоящий кризис. Кризис многосторонний. Давайте я перечислю его негативные стороны, после того как мы разобрались с его положительными чертами. Во-первых, мы снимаем фильмы, которые зрителям не нужны! И это 90% фильмов. Если мы отделим те 5—7 фильмов, которые собирают деньги, и те 7, которые можно отнести к разряду художественных произведений (вряд ли их больше, правда?), то где остальные 70? Их нет. В производстве они есть, в документах Министерства культуры есть, в гонорарах огромного числа народных артистов, от пребывания которых в фильме (раскрою уж эту страшную тайну) количество проданных билетов не увеличивается, они есть. А зрителей нет.

Второй опаснейший момент заключается в том, что же представляют собой фильмы, оказавшиеся лидерами проката. Это фильмы, за которыми стоят телеканалы или огромные холдинги, способные вложить в производство от $5 млн до $10 млн. Это мало кто себе может позволить. Средняя стоимость фильма $1,5—2 млн, вложить больше продюсер обычно просто не может. У него нет таких денег. А вернуть их он никогда не сможет. Чтобы вернуть эти деньги, он должен либо покупать 5 часов телевизионной рекламы, а у него опять-таки нет на это денег, либо снимать комикс типа «Гитлер капут!» или тех, что выпускает «Первый канал». Но большинство продюсеров не хотят снимать эти комиксы, им противно.

Получается, что деньги могут вернуть только те, кто может напечатать 1200 копий. У нас 1600 новых кинотеатров (только они деньги и собирают), и шанс собрать деньги у тебя появляется только в том случае, если ты можешь монопольно отсечь головы всем конкурентам. Ты договариваешься с сетями, и в результате человек приходит в многозальник в торговом центре. И в первом зале идет «Ирония судьбы. Продолжение», и во втором зале идет «Ирония судьбы. Продолжение», и в третьем и в четвертом залах тоже идет «Ирония судьбы. Продолжение», и — стыдно сказать — но в пятом зале тоже идет «Ирония судьбы. Продолжение». Остаются два зала, которые расписываются под американское кино, потому что у американцев есть ужасная черта (ее особенно ненавидят продюсеры таких программ, как «Постскриптум и «Судите сами»): производя 10% мирового кинопроизводства, они контролируют 62% мирового экранного времени. Поэтому их выбросить не удается.

А если у тебя нет пачек денег, лежащих в других кинозалах, а у большинства продюсеров их нет, особенно у тех сумасшедших, которые снимают хорошее кино… Если ты не выпускаешь по 3—4 фильма в год и у тебя нет свободных $30 млн, ты пропал. Ты не соберешь деньги со своего фильма. Это замкнутый круг.

И это еще не все. Есть еще важная вещь, по-настоящему трагическая для нашей страны. Никогда во всей истории российского кино, включая 30-е годы, не говоря уже о свободолюбивых 20-х или не менее свободолюбивых 60—70-х, не было такого ужасающего ухудшения состава аудитории. Аудитория российского кино теряет последнюю подготовленность к фильмам средним — не говоря уж об эстетически сложных, она уже не распознает качественное кино, просто не различает его. Я хорошо помню ситуацию 1992 года. Я тогда гостил у своих родителей в городе Пензе. Я видел там бабушку, чудесную старушку. Она была в шоке от 50 сортов колбасы. От 15 сортов масла. Какое-то новозеландское, немецкое, экологически чистое. Такого же не бывает. Колбаса бывает только двух сортов — за 2 р. 90 коп. и 2 р. 20 коп. И других не бывает. За все семьдесят лет своей жизни она такого не встречала.

И зрители сегодня тоже не воспринимают это разнообразие. Это ужасающая проблема, о которой не пишут киноведы, о которой не болит голова не только у министра культуры, но и у Администрации президента. Нет людей, способных считывать содержание качественного кино. Фильмы, получившие призы в Канне или Венеции, у них вообще нет шанса собрать 20 рублей в России. Это такие фильмы, как «Четыре месяца три недели и два дня», или «Класс», или «Тайное сияние». Они идут несколько сеансов в двух кинотеатрах только потому, что у нас еще есть подвижники, готовые их закупать и показывать. В 15-миллионном городе не находится 10 тысяч человек, способных посмотреть мировой шедевр. Все сидят на игле «Гитлера капут!». Или тех фильмов, за которыми стоят телеканалы и вкладывают по 500 минут рекламного времени в каждый. Тут уже против лома нет приема. Воспитанный на телерекламе молодой человек тащит свою маму под видом культового кино (я в принципе нормально отношусь к этим фильмам, просто иронизирую) на фильм «Адмиралъ», или «Ирония судьбы. Продолжение», или на «9-ю роту». Или основное пари этого года — «Стиляги» против «Обитаемого острова». Вот в течение 5 дней выйдут эти фильмы, и начнется битва гладиаторов. А на самом деле — я тут не говорю о качестве фильмов, будь то даже шедевры, — это будет битва кошельков.

И все это длится три года и никак не связано с финансовым кризисом. За всем этим стоят раздутые ожидания инвесторов, режиссеров, продюсеров и т.д. Кроме того, есть еще целый ряд процессов, которые даже профессионалы у нас не понимают. Ну, например, такой: в России производство кино и телесериалов связано в единый холдинг. Это очень плохо, потому что подавляющее большинство аудитории не отличает фильм от сериала. От этого кино работает в телевизионном мышлении, актеры требуют несметных денег за то и за другое, поскольку сериалов у нас снимается 2,5—3 тысячи часов в год. Это производство мыла душит кинопроизводство. Есть и другие проблемы.

Здесь много процессов, никак не связанных с кризисом, которые начались 3—4—5 лет назад. У нас снимается кино не для зрителя; производящих кинокомпаний огромное количество, их более 100; для такой небольшой, ну, средней кинематографии, как наша, этого слишком много. Ненормально, когда каждый режиссер одновременно и продюсер. Мы ведь понимаем, что страна у нас глубоко аморальна, каждый хочет заработать по дороге, и режиссер, чтобы не кормить продюсеров и других паразитов, сам объявляет себя и продюсером. Но это смешно. Не может же спортсмен быть одновременно и судьей. Неудобно сказать, но ведь надо же сказать когда-нибудь: «Эй, народный артист, ты не Стивен Спилберг. Не Спил-берг. Тебе нужен продюсер».

Нашему кино нужно серьезное отношение. Настоящий анализ — в том числе и государственной политики в кино. Кому наше государство дает деньги последние 10 лет? Есть ли где-нибудь отчеты? Естественно, не финансовые, ведь лучшие художники в России сегодня — это не актеры с режиссерами, главный художник в России — это главный бухгалтер. Они нарисуют вам любые фантастические отчеты. Речь идет об отчетах по контенту, о содержательных отчетах. О том, что это за фильм, который был снят за счет государства: на какие фестивали он попал, сколько призов получил, сколько билетов на него было продано? Какая была разница между расходами и доходами? Но это серьезный анализ, а люди привыкли работать в режиме кэша.

Но ведь мы говорим о такой благородной духоподъемной сфере, как искусство. «При чем здесь деньги?» — спросит любой народный артист. Но вот так устроено кино. Это не литература. Если у тебя меньше миллиона долларов, ты не сможешь даже начать съемки. А миллион ты возьмешь не в тумбочке у жены. Это серьезная работа. Ведь $250 млн в год — это только игровые фильмы. Еще $300 млн — это сериалы. А еще нужны деньги на продвижение и дистрибьюцию, на ДВД, на права для показа по телевидению. Это нереально огромный бизнес.

Эта драма началась несколько лет назад. Нынешний кризис ничего плохого ей не принесет, ну разве что переживания продюсеров и режиссеров. Думаю, что за ближайшие полтора года уменьшится количество спекуляций на кинорынке. Это будет холодный брандспойт, который остановит этот четырехлетний разогрев. Инвесторы — то ли циничные, то ли романтичные — уйдут из сферы кино. Нужно будет завоевывать их внимание серьезными бизнес-планами, рассказом о том, что вот мы договорились с самим Хабенским и великой артисткой Боярской, что они меньше будут брать гонорары и себестоимость актерской игры упадет. Сценарии будут запускаться не абы как, лишь бы была единица производства. Будут долго просчитывать и обратятся к аналитикам, чтобы узнать, что такое коммерческое кино. Наконец-то продюсеры перепугаются и будут следить за аудиторией, наконец-то политики будут встречаться с директорами телеканалов, с дистрибьюторами, с продюсерами, а не с великими 80-летними очень уважаемыми людьми, которые снимали потрясающие фильмы в 60—70-е годы, но в современном кино ничего не понимают. Наконец, начнут думать о том, как воспитать тинейджеров, у которых мозги оплыли от попкорна и комиксов. И так далее.

Какое-то очищение, какая-то остановка ущерба национальной кинематографии не нанесут. К сожалению для нас, американцы снимают хорошее кино. Хорошее и предельно конкурентоспособное. Они ведь и сейчас не то что пустили нас на рынок, а так, открыли 3—4 щелочки, в которые мы просачиваемся. Мы не создали альтернативной системы проката, хотя вот куда нужны были государственные деньги. Чтобы в таком городе, как Москва, из 250 залов было хотя бы 10—15, в которых можно было бы смотреть качественное кино. Чтобы интеллектуализм сохранился. Чтобы умные люди могли посмотреть хорошее кино не только в пригородах Парижа, но и в Москве, в хорошем кинотеатре. И тогда руководители нашей страны смогут решить проблему инноваций. А без этого ее решить невозможно.

ИСТОЧНИК

ОБСУЖДЕНИЕ
__________________
Более всего оживляет беседы не ум, а взаимное доверие.
Ф. Ларошфуко

Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий.
А. Хичкок
Вячеслав Киреев вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.12.2008, 19:59   #34
Вячеслав Киреев
Супер-модератор
 
Аватар для Вячеслав Киреев
 
Регистрация: 29.05.2006
Сообщений: 4,741
По умолчанию

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРО МУЛЬТИКИ

Идея написать это открытое письмо родилась, когда у меня внутри просто все кипело от негодования. Эмоции поутихли, но желание рассказать всю сермяжную правду не прошло. Настоящим посланием обращаюсь не только к тем, кто рисует и режиссирует мультфильмы, но также и к тем, кто их смотрит. Чтобы знали, что к чему.

Сперва кратко: почему вскипело и что подтолкнуло. В ЖЖ наткнулся на пост Андрея Кузнецова «Анимация в кризисе, или какой путь порочнее». Пост ссылается на одноименную статью режиссера Сергея Меринова в журнале «Аниматограф». Вот эта статья и стала точкой кипения всего моего нутра! Люди, не имеющие даже представления о том, как зарабатывать на мультфильмах, а только сосущие государственное бабло и производящие по большей части неконкурентноспособное кино, рассуждают, какой путь порочнее: создавать фильмы на коммерческой основе или делать кино за госденьги.

Давайте теперь все вместе посмотрим, как устроен наш маленький анимационный мир. Посмотрим, откуда берутся деньги. Посмотрим, как и кто их тратит. Посмотрим, что вообще творится в мире анимации. Самое время — кризис!

Откуда берутся деньги? Деньги на мультфильмы для крупных студий нашей страны берутся из карманов налогоплательщиков. Прежде — Федеральное агентство по культуре и кинематографии, нынче — Министерство Культуры собственной персоной. Именно этот бюджет-пирог и кормит в первую очередь самые главные студии: «Мельница», «Пилот», «Мастер-фильм», «Шар» и т. д. Каждая студия старается как можно больше откусить от пирога. А сейчас, кстати, все приуныли, поскольку к праву денежного дележа подползла студия ЦНФ и все вопросы теперь решаются в ее пользу...

Теперь внимание: злая правда! Все деньги прожираются производством самих фильмов, как правильно выразился Меринов, большим количеством слабого кино, небольшим количеством хороших анимаций и очень редко — шедеврами. А что дальше? Дальше эти «фильмы-шедевры» идут в архивы, ложатся на полки. В связи с тем, что всем посрать с высокой колокольни на нужность этих мультиков зрителю, кино получается таким, что ТВ-каналам просто-напросто не интересно его покупать: эти анимации неконкурентноспособны. Совсем! В основном, это — кино для себя, то есть авторское: мне нравится, а все остальное — безразлично. Зашибись!

Господа режиссеры и аниматоры, неужели вы думаете, что каналы не заинтересуются мультфильмом, имеющим миллионные загрузки в интернете? Конечно, заинтересуются! Но только сделать такое кино (в ногу со временем и совпадающее с интересами зрителя) не так просто. Это и есть конкурентноспособная анимация, которая может и будет продаваться без дополнительных финансовых вливаний. Остальное — не будет! Закон джунглей!

Есть почти столетний опыт работы с медийными продуктами, когда половина бюджета идет на производство, а половина на продвижение. И это нормально, это правильно! Но ведь в нашем случае деньги «государственные» (кстати, наши с вами), поэтому продвижением, по мнению наших таких талантливых режиссеров и авторов, должно заниматься государство. А вот и не так! Хуюшки! Продвижением мультфильма должны заниматься либо сами студии (получающие потом еще и права на мультфильмы, кстати), либо продюсерские центры и компании. Но денег, типа, нет. В итоге зритель получает мультфильмы в духи «унылое говно», которые даже и посмотреть нет возможности, потому что денег на их продвижение никто не выделяет, студии же коммерческими делами заниматься не могут: «у нас тут искусство, а вы тут с коммерцией!»
Все так активно ссылаются на Татарского, мол, он такой молодец и бла-бла-бла. Да, он молодец, потому что знал, как зарабатывать деньги на своей профессии и при этом не скатиться на низкую пробу. По крайней мере, я этого человека запомнил именно так. Но только не забывайте, господа аниматоры, что ту же самую «Гору Самоцветов» двигал в первую очередь не он, а Георгий Васильев и его продюсерский центр «Аэроплан», с которым плотно сотрудничал уважаемый Александр Татарский. И именно этому центру принадлежат лавры попадания этого сериала на голубые экраны и на полки магазинов. Забыли? Конечно, забыли, ведь слово «продюсер» для вас матерное!

Смею уверить уважаемых читателей, что снизить стоимость производства анимационного фильма, чтобы выделить денег на его промо, более чем возможно. Зная устройство производства анимации изнутри, могу с полной ответственностью заявить, что все это тупо никому не нужно!

Куда идут деньги налогоплательщиков? Я никогда не стану заявлять, что студии бесятся с жиру, что денег завались, что все очень замечательно и прекрасно. Это будет чистейшей ложью. Все совсем иначе. Зарплаты у работяг-мультипликаторов не особо высокие (порой даже низкие), работы много, она по-настоящему тяжелая и выматывающая, текучесть кадров большая. Денег выделяется на проекты впритык. Но тут надо сделать одну маленькую, но крайне важную ремарочку. Впритык не денег, впритык организованы студии! Этот же объем работ может делать значительно меньшее количество работников, но за те же деньги и сроки. Для этого необходимо чуть-чуть походить по HR-рынку, чуть-чуть обновить технологии, чуть-чуть пересмотреть производственный процесс и почитать книгу Генри Форда «Моя жизнь, мои достижения».

Сегодня процесс работы над мультфильмами организован чрезвычайно неэргономично (видимо, чтобы кормить как можно больше людей: свои чуваки, надо им помочь, а вот этот вообще отличный парень, он так классно на гитаре играет!), а многолетний опыт наших заморских коллег никого не интересует: «Чужой жратвы не надобно, пусть нет, зато своя!» (А. Башлачев).

Кстати, по поводу этих несчастных, получающих мало. Бесят выступления режиссеров анимационных фильмов на фестивалях, начинающиеся со слов «Мой фильм...» Какой на хрен твой фильм?! Неужели люди, рисовавшие его, переживали работу над ним меньше? Неужели актеры, озвучивавшие его, болели за свою работу меньше? Неужели все прочие, работавшие над ним, думали о своей работе меньше? Откуда этот омерзительный эгоцентризм? Хочется процитировать Даниила Хармса про писателя и читателя. Ага!

На последнем суздальском фестивале художественный руководитель нашей студии общался на фуршете с журналисткой, которая «семь с лишним лет пишет об анимации» (кто знает, тот поймет). Так вот, эта журналистка только от нашего худрука узнала, что мультфильм зависит не только от режиссера, но и от многих других людей! Представляете?! Ей так ссали в уши все семь лет, что режиссер — это наираспупейший пуп земли, что она не только в это поверила, но даже и не могла понять, как может быть иначе.

Сейчас анимационная среда — это своего рода болотистая клоака, где слова «продюсер», «рынок», «самоокупаемость», «спрос» — матерные; где коммерчески успешный продукт «Смешарики» до сих пор не особо в почете, но деться уже некуда (хотя чмырили его все поголовно, мол, это не мультфильмы, это — навоз); где до сих пор тупо считают, что Flash — это Масяня, а Масяня — это главное вселенское зло!

Коллеги и друзья, вы не поверите, но производство анимационных фильмов — это рыночный процесс, анимационные фильмы — это рынок, это не только искусство, но и бизнес. Обратите свой взор на вами и нами любимого Уолта Диснея и поизучайте, как работает эта студия, как он организовывал трудовой процесс, как трудятся бизнес-модели этой компании до сих пор! Сериал «Смешарики» — вот продукт, нужный зрителю, а не унылое вгиковское говно на 15 минут под нудную музыку. Flash — это всего лишь технология, инструмент, как кисти и краски, а умение или неумение ее применять — это ваши личные сексуальные проблемы! Кстати, более половины фильмов, которые демонстрируются на Cartoon Network, сделаны при помощи Flash.

Жевание соплей: «Дядя Путин, дай нам денюжку, мы будем мультики снимать...» Грустно и смешно! Грустно, потому что режиссер, в чьи функции не входит искать финансирование, стоит понурый и с протянутой рукой. Смешно, потому что сперва ссаными тряпками гнали всех, кто имел отношение к продюсерской деятельности, а теперь приходится попрошайничать: дайте денег, кушать хочется. Но такова жизнь! Хотите жить — выживайте!

Есть законы рынка, дорогие мои. Есть потребительский спрос. Если вы делаете мейнстрим, тогда делайте его для масс! Если вы делаете маргинальные проекты — ориентируйтесь на то, сколько ваша публика готова заплатить за этот специфический продукт. Конечно же, нужно и то и другое, но и масс-культ, и проекты авторские должны быть по-своему экономически оправданы. Кстати, если вам какая-нибудь компания «Пыщь-пыщь» выделяет денег под ваше творчество — делайте что угодно, главное, чтобы пыщь-пыщу нравилось. А если вам выделяет деньги народ, главное — чтобы народу нравилось, а не вам! Если бы наша сегодняшняя анимация была по-настоящему интересна и нужна публике, была бы прибыльна, тогда частные инвесторы вместе с государственными фондами боролись бы за то, чтобы денег давать; и попрошайничать бы не пришлось!

Павел Мунтян

ИСТОЧНИК
__________________
Более всего оживляет беседы не ум, а взаимное доверие.
Ф. Ларошфуко

Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий.
А. Хичкок
Вячеслав Киреев вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.12.2008, 20:01   #35
Вячеслав Киреев
Супер-модератор
 
Аватар для Вячеслав Киреев
 
Регистрация: 29.05.2006
Сообщений: 4,741
По умолчанию

Анимация в кризисе, или какой путь порочнее


В последнее время в кругу аниматоров очень часто возникают споры на тему, как должна финансироваться анимация, и что лучше – государственная поддержка или чисто коммерческий путь? Особенно остро этот вопрос встал сейчас, во время кризиса, который так «удачно» совпал с годичной паузой госфинансирования анимации в нашей стране.

Вот что я думаю по этому поводу. Что и говорить, пришлось задуматься, поскольку в связи с моим вопросом Владимиру Путину, на меня обрушилась целая куча мнений по этому поводу.

Заранее скажу, что, по-моему, идеальное решение – это когда оба варианта успешно и эффективно работают и взаимодействуют. Это доказывает опыт самых успешных анимационных стран, особенно показательна в этом отношении Франция. Там наряду с выходящими с завидной регулярностью успешными коммерческими проектами («Охотники на драконов», например), живут и процветают при поддержке государства авторская анимация и анимационные школы, едва ли не сильнейшие в мире. И невооруженным глазом видно, как французские аниматоры «плавно перетекают» из авторской анимации в коммерческую и обратно. И такое взаимодействие очень обогащает оба жанра: в коммерческих проектах чувствуется оригинальность и свежий взгляд авторского кино, а авторское кино там научились правильно продюсировать и успешно продавать. Причем, в этом процессе активно участвует государство и умудряется получать прибыль. В одном случае эта прибыль чисто материальная, если проект, профинансированный государством, оказался успешным, но главный интерес и прибыль государства, конечно, в другом – в создании своего уникального культурного пространства, и как следствие – в воспитании адекватных и толерантных граждан своей страны, которые гордятся своей культурой и страной. И это правильно, потому что даже в нашем суровом насквозь материальном мире страна с такими гражданами наиболее успешна и экономически эффективна.

Но вернемся к нашим реалиям. Хочется вспомнить тезис Александра Михайловича Татарского о том, что анимация как искусство существует только в богатых странах, поскольку это очень дорогое удовольствие. В этом смысле состояние анимации в нашей стране является «лакмусовой бумажкой» общего положения дел. И касается это обоих сегментов – и авторского, и коммерческого. Но, тем не менее, у нас до сих пор не утихают споры «какой же путь порочнее»?! Это, по-моему, происходит от того, что в обоих случаях у нас пока не очень получается.

В случае коммерческих проектов пока, увы, в большинстве случаев удручает их качество и попросту запредельно низкий профессиональный уровень. И создатели зачастую оправдываются именно тем, что «мы тут деньги зарабатываем, а не высоким искусством занимаемся». Но в итоге именно из-за этого низкого уровня денег тоже не получается заработать, зрителя же не обманешь, он – извините – «Рататуя» видел.

С авторским кино еще сложнее, оно у нас в подавляющем большинстве случаев создавалось на государственные деньги. И тут полный разнобой. Авторы «выдают на гора» очень много разных фильмов: есть и откровенно слабые, и их немало, есть и шедевры, но ни те ни другие зритель увидеть практически не может. Поскольку до последнего времени деньги-то пусть и очень скромные выделялись, а вот последующий прокат никак не предусмотрен, государство почему-то не лоббирует на телеканалах фильмы, на которые оно потратило деньги налогоплательщиков. В отличие от той же Франции, где государство внимательно следит, чтобы фильмы, созданные при его поддержке, обязательно нашли своего зрителя. Достаточно сказать, что там существует несколько телеканалов, транслирующих авторскую анимацию, и они пользуются популярностью.

Что же все так беспросветно? Думаю, все же, что нет... Есть очень обнадеживающие примеры. Вот неоднократно и обласканные и обруганные «Смешарики». Мне недавно посчастливилось побывать там с экскурсией. Увиденное очень обнадеживает, производство построено по всем бизнес-правилам, это настоящий завод по производству мультфильмов. И главное, что не только мультфильмов, но и компьютерных игр, книжек, учебных пособий и игрушек. В итоге студия живет и процветает, и что уж совершенно для многих из нас немыслимо, приносит немалую прибыль. И в результате уже даже может себе позволить попутное финансирование и производство авторского некоммерческого проекта одного из своих режиссеров, чисто в имиджевых целях. Кстати необходимо отметить, что государство, особенно на первых порах, принимало участие в финансировании «Смешариков», и не прогадало, и проект получился и коммерчески успешным, и воспитательным, и, я не побоюсь этого слова, патриотичным. Казалось бы, вот он, путь развития и спасения всей российской анимации! Да что там «казалось бы», по моему мнению – это, действительно, он! Иначе анимации как индустрии не выжить, так оно во всем мире устроено. И я сам первый со своим пластилиновым отделом готов бежать по этому пути. Но....

Опять эти но, никак без них, увы...

Первое «но»: таких продюсеров и, соответственно, студий у нас в стране раз-два и обчелся. В большинстве своем, продюсеры занимаются чем-то другим, тяжело у нас пока с «мерчендайзингом» и «бизнес-моделями».

И второе, самое главное. Сериал – он, как ни крути, и есть сериал, «завод» - он и есть «завод». И никуда от этого не денешься. Трудно представить, чтобы, к примеру, Иван Максимов, Михаил Алдашин, Алексей Демин, Мария Муат, Александр Петров или, не дай бог, Юрий Норштейн – то есть, люди, являющиеся лицом и славой нынешней российской анимации, взялись бы прямо сейчас «клепать» сериалы, причем по три серии в месяц (иначе невыгодно). Или снимать кассовые тридэшные полные метры. Не знаю, но мне, например, до слез обидно, что в силу материальных причин, такой, не побоюсь этого слова, гениальный режиссер, как Олег Ужинов сейчас вынужден работать на одном из сериалов, а значит все это время, пока он там работает, он не снимет ни новой «Жихарки», ни «Ефстифейки-волка». Оппоненты скажут, что все равно господдержка – это порочный путь, что она растлевает авторов, и пусть тогда они лучше снимают рекламу, а на вырученные деньги в свободное время создают свои короткометражные неформатные «нетленки». Так, мол, во всем мире происходит. Отвечу, многие так и поступают. Но есть маленький нюанс: у нас в стране на доходы от рекламы и подобной деятельности возможно, разве что, прокормиться, а вот еще кино снять – это вряд ли. Это только в Нью-Йорке или Голландии реально. К тому же рынок анимационной рекламы у нас в стране (за редким исключением) пока еще крайне не развит, да и, честно говоря, не дорос еще до сотрудничества с такими мастерами. Бывает еще, конечно, на свете такое явление, как «меценатство», но наши «меценаты» пока что не спешат финансировать анимацию, слишком уж это долгое и камерное искусство. Спасибо, хоть на фестивали деньги дают.

И тут я как раз возвращаюсь к своему несостоявшемуся диалогу с государством в лице премьер-министра нашей страны и лидера правящей партии Владимира Владимировича Путина.

Владимир Владимирович, вот Вы сказали в своей беседе с народом, что «футбольные поля, несмотря на кризис, строиться будут...» А не думаете ли Вы, что настоящие добрые мультфильмы не менее важны для воспитания подрастающего поколения нашей великой страны, чем футбольные поля? А то уже и так целый год государство анимацию не поддерживает, а теперь в связи с кризисом обещают, что и этого не будет...

"Гора самоцветов"Ну и напоследок о «Пилоте» и «Горе самоцветов». «Гора», по моему мнению, - проект уникальный во многих смыслах и крайне успешный, несмотря на ограниченность проката и телетрансляций. Успех проекта доказывают хотя бы его многочисленные клоны, возникшие как у нас в стране, так и в странах ближнего зарубежья. А уникальность «Горы», применительно к теме нашей статьи, на мой взгляд, заключается в том, что гений Татарского придумал, как соединить несоединимое. Ведь «Гора самоцветов» - это и коммерческое кино, и авторское в одном лице. С одной стороны, это вполне себе форматный телесериал, но состоит он из авторских фильмов! С другой стороны, создается он при господдержке, но имеет и коммерческий потенциал: DVD расхватывают, как горячие пирожки, да и Первый канал купил права трансляции, (жаль, правда, что показывает редко). И огромное спасибо государству, что оно поняло значимость проекта и все эти годы его поддерживало. И крайне обидно, что сейчас эта поддержка прекращена (как, впрочем, и всех остальных студий и проектов). Остается только надеяться, что это временное явление.

Конечно, режиссеры и аниматоры студии не пропадут, не вместе, так по отдельности мы переживем и этот кризис, слава богу чего-то умеем и не из таких передряг выпутывались. Но это означает, что студию как единый организм, когда все наладится, опять придется создавать заново. Сколько ж можно воссоздавать?! Мы бы лучше фильмы снимали! Именно поэтому сейчас я готов обращаться за помощью к кому угодно, и к премьер-министру, и к президенту, и к олигархам, и к любым другим потенциальным инвесторам.

И в заключение хочу сказать, что мнение, изложенное в этой статье, это только мое мнение, режиссера студии «Пилот» Сергея Меринова. Выступаю я здесь только от своего имени. Но все-таки надеюсь быть услышанным. Наверное, все изложенное очень субъективно, наверное, я во многом не разбираюсь, но ведь я не продюсер и не чиновник, а режиссер и педагог, мое дело фильмы снимать и аниматоров учить, чем я и займусь опять, как только закончу писать эти строки.

Ну, уж извините все, кого я ненароком обидел, смолчать не смог. Душа болит за дело жизни!

Сергей Меринов (07-12-2008)

Постоянный адрес статьи:
http://animatograf.ru/profession/Text/40/index.php
__________________
Более всего оживляет беседы не ум, а взаимное доверие.
Ф. Ларошфуко

Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий.
А. Хичкок
Вячеслав Киреев вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.12.2008, 21:51   #36
ВаДей
Заблокирован
 
Регистрация: 22.01.2008
Сообщений: 589
По умолчанию

Продюсер Александр Роднянский рассказал о том, почему люди могут не посмотреть новый фильм «Обитаемый остров», как пострадает во время экономического кризиса телевидение и кино и зачем стоит ждать цифровой революции


О фильме «Обитаемый остров» стали говорить ещё задолго до начала съёмок. Бюджет картины внушительный – $36,5 млн. А если она не оправдает ваших коммерческих ожиданий?
Я занимаюсь большим прокатным кино всю жизнь с переменным успехом. За это время у меня были как очень большие неудачи, так и большие удачи. Конечно, хотелось бы всегда добиваться самого лучшего результата, но так не бывает. Если попадём в большие проблемы, то будем с ними жить и делать следующие фильмы в надежде, что они окажутся более успешными.

Вы допускаете, что проблемы с прокатом могут быть вызваны нестабильной экономической ситуацией в странах, в которых будут показывать «Обитаемый остров»?
Сейчас трудно об этом судить. С одной стороны, есть очевидные проблемы, связанные с кризисом, с другой – очевидные надежды. В число проблем входит, естественно, постоянно падающий курс рубля и гривны. Кроме того, вполне вероятно, что в условиях кризиса люди реже станут ходить в кино. Тем не менее кинематограф как самое дешёвое развлечение выигрывает, когда люди начинают экономить на путешествиях, дорогих ресторанах и покупках. Ведь не случайно голливудская Фабрика грёз родилась в период Великой депрессии 1929–1933 годов. Она психологически спасла огромное количество зрителей, которые проводили сутки в кинозалах, потому что там была такая программа: бросаешь 10 центов и можешь сидеть в кинотеатре целый день.

В производстве «Обитаемого острова» участвовали несколько украинских компаний. Не планируете ли более тесное сотрудничество или копродукцию с одной из них?
Копродукция – это средство осуществления замысла. Если мы самостоятельно не тянем проект, то начинаем искать партнёров. Собственно, на этом и основана идея больших европейских копродукций. Например, Голландия и Бельгия – небольшие страны, там мало зрителей, и без копродукции с соседями они вообще ничего не могут сделать. Даже Германии, Франции желательно объединять ресурсы. Так вот, если понадобится, мы будем с удовольствием объединять ресурсы. В случае же с «Обитаемым островом» справились самостоятельно. Что, кстати, и плохо, и хорошо. Хорошо по одной простой причине: никто не влиял на принятие творческих решений. Плохо, потому что весь огромный риск мы взяли на себя. Соответственно, дальше будем выкручиваться тоже сами.

Вы являетесь инвестором одесского мультиплекса «Синема Сити». Выгодно ли сегодня заниматься кинотеатральным бизнесом?
Как раз сейчас это не очень выгодно. Но я же не финансовый инвестор, не банк. И если во что-то вкладываю свои деньги, то только в то, в чём очень хорошо разбираюсь. Как всё устроено в кинопрокате я прекрасно знаю, поэтому и не боюсь. Но кто-то может опасаться. Поскольку это большие деньги, и ты не знаешь, кому верить, а кому нет.
«Кинематограф как самое дешёвое развлечение выигрывает, когда люди начинают экономить на путешествиях, дорогих ресторанах и покупках»


Выгодно ли в условиях кризиса вообще заниматься кино или телевидением – какая из этих сфер понесёт наибольшие убытки?
Телевидение если и пострадает, то значительно меньше, потому что оно сильнее и быстрее, это полноценный прогнозируемый бизнес. Единственное, чего можно опасаться в этой сфере – это сокращения рекламного рынка, но и тут телевидение сможет сэкономить на своих расходах и сохранить прежний уровень рентабельности.

Что касается кинематографа, то он пострадает гораздо больше. Из четырёх традиционных источников финансирования кино, например, в России, два исчезли. Во-первых, сейчас нет частных инвестиций и банковских кредитов. Тут уже не знаешь, какое слово страшнее: «банковский» или «кредит». Во-вторых, телевидение как инструмент продюсирования значительно меньше будет участвовать в ранних стадиях производства, в предпродажах и в инвестициях в производство. Остаются только ограниченные государственные ресурсы, и деньги частных продюсерских компаний, которые будут тратиться чрезвычайно осторожно.

Вы можете спрогнозировать объёмы сокращения рекламного рынка на телевидении?
Я бы предпочёл не давать прогнозы. Рекламный рынок, безусловно, как-то изменится. Но не стоит забывать, что в последние годы он демонстрировал необычайно сильный рост, динамика составляла 30–35% ежегодно. Если она просто затормозится, то это всё равно будет рост. Мы должны понимать, что структура рекламного рынка станет иной: неизвестно, какое количество транснациональных и местных компаний посчитают необходимым тратить деньги на рекламу своих товаров и услуг.

Фокус недавно писал о сериальном буме, в частности, о том, что новое поколение предпочитает скачивать телепродукт из интернета. В топ-10 лучших сериалов попали только зарубежные. Отечественные телеканалы пока не радуют своими работами. Почему?
В силу многих обстоятельств телевидение смотрит наименее активная и наименее занятая аудитория. Как правило, это люди старшего возраста, в основном женщины. Значит, побеждают те жанры, которые востребованы у этой аудитории. И в силу её вкусов, а самое главное – в силу массового характера телевидения в ситуации, когда ограниченное количество каналов рассчитано на неограниченное количество зрителей, мы вынуждены всё время рассказывать одни и те же байки или теленовеллы о том, как мальчик целует девочку. С той только разницей, что в одном случае от знакомства до поцелуя пройдет 60 серий, а в другом – 180. Эти сериалы могут быть более или менее удачными, есть большие достижения. Но это, к сожалению, такой формат. Я не оправдываю, просто говорю, что это естественно, поскольку телевизионные компании – это бизнес-предприятия, ориентированные на успех.

Но вы же смотрите хорошее кино, почему именно такое не пускаете в эфир?
В этом весь парадокс. Я не люблю современное телевидение, потому что ножницы между тем, что ты любишь и ценишь и чем, в общем-то, хочешь заниматься, и тем, чем занимаешься в реальности, сегодня очень велики. Наверное, самые счастливые моменты в жизни кино- или телепрофессионалов – это когда нет разрыва между тем, что ты хочешь, и тем, чего ждёт от тебя аудитория.

Есть ли шансы изменить ситуацию с отечественным телепродуктом?
Всё изменится с цифровой революцией, с появлением большого предложения. Вот как в интернете. Вы же выбираете, что вам там читать, какую искать информацию, с кем общаться. Точно так же с цифровой революцией появятся сотни телеканалов, и тогда можно будет делать целевой телепродукт, рассчитанный не на десятки сотен миллионов, а, скажем, на единицы миллионов или даже сотни тысяч человек. И тогда можно будет удовлетворить самые разнообразные вкусы. Например, любителей теоретической физики или истории Средних веков, или вообще радикального экспериментального андеграундного кинематографа. А пока телевидению с многомиллионной аудиторией это очень трудно сделать.
ВаДей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.01.2009, 22:14   #37
ВаДей
Заблокирован
 
Регистрация: 22.01.2008
Сообщений: 589
По умолчанию

Интервью с генеральным директором ЗАО «Всемирные Русские Студии»

Генеральный директор «Всемирных русских Студий» в интервью радио «Бизнес FM»: о влиянии экономического кризиса на кинобизнес, политике RWS и о том, что ожидает отечественное телевидение и кинематограф в 2009 году.



Все говорят о том, что 2009 год будет сложным для кино. Вы уже заморозили какие-нибудь проекты?

- У нас нет планов замораживания проектов. Скорее произойдет некоторая переориентация: если полгода назад у нас в пакете было много дорогостоящих проектов, то сейчас мы пересмотрели свои планы в пользу проектов средней и низкой ценовой категории. Какие-то проекты отложим до лучших времен. И наоборот, проекты, которые мы не собирались реализовать в ближайшее время, могут сейчас выйти на первый план. Мы собираемся не сокращать объемы производства, а увеличивать.

Вы сказали, что какие-то проекты выйдут на первый план. Это тоже связано с изменением мировой ситуации?

-Это связано с ситуацией на рынке, с кризисом, который всех коснулся и который не замечать невозможно. У каждой компании есть определенный набор проектов ¬¬– очень дорогие, высокой ценовой категории, средней ценовой категории и низкой. Сегодня телеканалы не могут четко обозначить закупочные цены на 2009 год. Поэтому мы не можем рисковать большими бюджетами и переориентируемся на малобюджетные проекты. Малобюджетные – не значит неинтересные или некачественные. Истории про современную жизнь зритель смотри не хуже, чем дорогие – исторические, костюмные – истории.

Что, по вашим прогнозам, ждет отечественное телевидение и отечественный кинематограф в новом году?

- В первую очередь, с рынка уйдут шальные деньги. В последние годы рынок кино активно накачивался несистемными деньгами. Теперь эти деньги уходят, и много проектов остановлено. Но, с другой стороны, это позволит консолидировать рынок, убрать с него случайных людей и строить бизнес-процесс, исходя именно из бизнеса. Проекты будут более тщательно просчитываться, они будут делаться в других бюджетах и в первую очередь будут нацелены на окупаемость проекта, а не на удовлетворение чьих-то личных амбиций.

Насколько уменьшится оборот российского кинобизнеса по вашим прогнозам?

- По самым оптимистичным прогнозам - раза в два. А может и больше.
Зрители как ходили в кино, так и ходят. По последней информации, их количество даже увеличилось. Поэтому говорить о падении спроса нельзя. Другой вопрос, что в кинобизнесе должна произойти перестройка. Чтобы кино окупалось, есть два пути: с одной стороны, увеличить доходы, а с другой – уменьшить расходы.
Расходы уже уменьшились. Если в последнее время лишь единицы картин были окупаемыми, то в ближайшие годы за счет снижения себестоимости их станут уже десятки.
Если через понижение цены производства удастся увеличить процент окупаемых фильмов, вполне вероятно, что появятся нормальные инвестиции, которые оздоровят всю индустрию, и кинобизнес будет работать по законам остального бизнеса.
Если говорить про телевидение, то здесь сложности связаны не с тем, что нет денег на съемки, а с тем, что каналы не могут сейчас сказать закупочные цены на весь год. Сложно угадать цену, по которой сериал можно будет продать осенью.

Государство обещает поддерживать кинематограф, выделять деньги. Но, может, есть другой способ поддержки отрасли?

- Был период, когда призывали защищать свой рынок, квотируя зарубежное кино. Потом замолчали. По всей видимости, потому, что мы собирались вступать в ВТО. Я бы вернулся к этому вопросу. Вот повышают пошлины на иномарки, защищают рынок курятины… А кино почему-то никак не защищается. По сравнению хотя бы с одним серьезным западным мейджором совокупный ресурс всех наших производящих компаний значительно слабей. У них, безусловно, больше хитов, блокбастеров. Им гораздо легче давить на кинотеатры, ставить условия. В том числе и поэтому отечественным производителям трудно конкурировать с западными. Проблема окупаемости русской картины не только в том что у нее большой бюджет, не только потому что кино мы не научились снимать как, предположим, в Голливуде. Есть много и наших неплохих картин. Которые проваливаются, в том числе, и потому что они показаны в меньшем количестве залов, чем американская продукция. Зрители редко идут на конкретный фильм. Идут в кино и около кассы выбирают, на что пойти. Отечественный «Адмирал» собрал в прокате 36-37 миллионов долларов в первую очередь не потому что он хороший или плохой фильма, а потому что был расписан на максимальное количество сеансов. Зритель приходил, покупал билет и голосовал своим рублем за эту картину. Но таких случаев единицы. Конкурировать нашей отрасли с Голливудом на сегодняшний день тяжело. С моей точки зрения, ей надо помогать. Каким образом? Экономически. Более высокими ввозными таможенными пошлинами, которые позволят добиться, чтобы на 50 иностранных картин приходилось хотя бы 50 отечественных.

Люди будут меньше ходить в кино из-за экономического спада?

- Думаю, что аудитория не уменьшится. А в рублях сборы увеличатся. В долларах, возможно, останутся такими же или чуть-чуть снизятся.

Если говорить о телевидении: произойдет ли здесь снижение доходов от рекламы?

- Скорее всего, нет. Возможно, упадут темпы роста. Произойдет определенное переориентирование. Может быть, какие-то более дорогие сегменты поменяются на более дешевые. Но это в том случае, если ситуация не ухудшится. Кто-то сказал, что несколько месяцев назад ситуация была как перед началом Великой Отечественной войны. Все думали: вот началась война, сейчас пойдем, повоюем месяц-два и вернемся. И никто не мог предположить, что пройдет четыре года, погибнут десятки миллионов людей и вся страна будет разрушена. Поэтому сейчас делать какие-то прогнозы на 2009 год можно, но при условии, что не будет хуже, чем сейчас. Другое дело что каналы будут оптимизировать свои расходы и, безусловно, воспользуются ситуацией.

Что дешевле для телеканалов – закупать готовые сериалы или производить свои?

Закупать импортное несоизмеримо дешевле, но вопрос в том, что отечественные на сегодняшний день смотрят лучше.

Означает ли это, что на фоне общего сокращения издержек количество сериалов на телевидении упадет?

- Я думаю, что будет больше экспериментов с иностранными сериалами. Каналы будут пробовать замещать русские премьеры иностранными и смотреть, как они пойдут. Пока в целом отечественные сериалы вне конкуренции. Но все идет волнами. Ведь волна отечественного кино началась после того, как людей 10 лет кормили иностранным. А сейчас 10 лет кормят отечественным. Может как раз настало время разбавить это каким-то иностранным продуктом. Аудиторию можно только угадать или не угадать. Рассчитать, наверное, невозможно. Поэтому хорошо, когда есть возможность провести эксперимент, и я думаю, многие каналы пойдут на это.

Радио "Бизнес FM",

На сайте
ВаДей вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.03.2009, 23:53   #38
Вячеслав Киреев
Супер-модератор
 
Аватар для Вячеслав Киреев
 
Регистрация: 29.05.2006
Сообщений: 4,741
По умолчанию

Суть человеческая остается той же

8(146) от 26 февраля 2009 [ Марина Суранова ]

Известный режиссер Александр МИТТА, автор таких бестселлеров отечественного кино, как «Друг мой, Колька!», «Экипаж», «Граница. Таежный роман», снимает четырехсерийный фильм о Высоцком. В перерыве между съемками корреспонденту «АН» удалось побеседовать с мэтром о новом проекте и о старых работах.

Снова Высоцкий... В 1976 году вы снимали Владимира Семеновича в картине «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». Он был вашим другом?

- Ну да, тот фильм и был придуман для него. Мне предлагали взять иностранных актеров, но я сказал тогда, что играть будет только Высоцкий. Кстати, я даже точно не помню момент нашего с ним знакомства. Ощущение, что Володю знал всегда. Я окончил ВГИК, а он - студию МХАТ, начинал работать в театре Любимова. Тогда мы все были друг с другом знакомы.

- Фильм художественный - значит, вымысел. А хотелось бы, чтобы это была правда о Высоцком.

- Сценарий написал сын Высоцкого. И это одна из причин, из*-за которой я взялся за картину. Никита - очень талантливый человек, и чувство правды не позволит ему соврать. Да, с одной стороны, в фильме все документально правдиво. А с другой стороны, это метафора - разговор о том, что такое талант, о том, чем платит человек за то, что получил в подарок от Бога.

ИСТОЧНИК
- Можно было не платить?

- Да, и превратиться в преуспевающего попсового исполнителя. Все эти успешные «попсовики» продают два десятка песен и себя вместе с ними. Я не осуждаю. Страна большая, концертов можно давать сколько угодно. Высоцкий был не такой. Его жизнь позволяет рассказать о характере творца. Он всегда жил по максимуму.

- Говорят, что люди не меняются, меняются времена. Вам, шестидесятнику, как кажется, сильно мы изменились со времен 60-*х?

- Люди те же, что были и в XVI веке, и 2000 лет тому назад. Суть человеческая остается той же. Все характеры были изображены уже в драмах времен Аристотеля... Ничего более активного, агрессивного со времен греческой трагедии люди не придумали. Просто эти характеры погружаются в реальность текущего времени, и это надо понять...

- Ирландские ученые недавно решили разрешить многовековой спор - какая нация умнее. Это было сделано с помощью тестов IQ. Первое место заняли немцы. Вы ведь 9 лет жили в Германии, согласны?

- Не знаю, насколько объективны эти оценки. Просто немцы уважают законы, более воспитаны. У нас же, к сожалению, до сих пор много людей, которые с детства несчастны и закомплексованы. Они мечтают вырвать у жизни свой кусок любыми способами.

- Вам не хотелось остаться в Германии? Цивилизованная страна, многие мечтают там поселиться. Там и работать, наверное, легче?

- На Запад я уехал преподавать. Но наведывался домой часто. Потом вернулся и снял «Таежный роман». Тогда сериалы были в диковинку. Это была первая работа после возвращения. Там я не смог бы заниматься своей профессией. Для этого надо идеально знать среду. Здесь я про каждого человека знаю. В какой детский сад ходил, где учился. И пусть только малая часть этих пассивных знаний превращается в кино, но если этого нет, то уровень картины падает.

- «Таежный роман» был прорывом по*-своему. Вы показали тогда класс и объяснили, что такое сериал.

- «Таежный роман» был для мня экспериментом. Я хотел столкнуть несовместимые черты характера в одном человеке, проверить идею сложного характера. В характере героя Гуськова эти характеры во вражде. Человек-*зверь и в то же время нежный, влюбленный в свою жену, которая ему изменяет. Он хочет только одного - вернуть ее. Оказалось, что такой вот сложный характер понятен людям, они чувствуют его глубину.

- Вы сейчас снова преподаете сценарное мастерство на курсах. Лишняя растраченная энергия... Зачем вам это?

- Одна из самых существенных причин, по которой я преподаю, - мне самому это интересно. Не хватает выдержки погрузиться на 36 часов в книги, чтобы повторить теорию в одиночестве. А когда я это все начинаю объяснять другим, то объясняю еще раз и себе. Физик Резерфорд сказал: «Если хочешь чему-*то научиться, напиши об этом книгу».

- Ну вы уже написали «Кино между адом и раем»...

- На столе еще 2 книги, недописанные. Все не соберусь дожать.

- Вы в самом деле верите, что гармонию хорошего фильма можно алгеброй просчитать?

- Все объяснить, конечно, нельзя, но у того же Моцарта сорок симфоний, и каждая сделана по очень жесткому формату.

- Вы говорите, что в стране много талантливых людей, но признайтесь, нет хороших сценаристов. С чем это связано?

- Во-*первых, недостаток образования. Во-*вторых, сериальное телевидение хватает мало*мальски умеющих писать людей и сажает на сериальный режим, вычерпывает недоученных талантов до дна. Работаешь на заказ, загоняешь себя в рамки.

- Достоевский же работал на заказ?

- Это был другой, внутренний заказ. Он раскрывал темы, интересные ему лично. Пушкин сказал: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать».

- А талант можно закопать?

- В России талант закапывается безграмотностью, бездельем. Если ставишь себе даже высокую планку и не отступаешь, то рано или поздно ты ее берешь.

http://www.argumenti.ru/publications/9072
__________________
Более всего оживляет беседы не ум, а взаимное доверие.
Ф. Ларошфуко

Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий.
А. Хичкок
Вячеслав Киреев вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.05.2009, 00:36   #39
Бразил
Заблокирован
 
Регистрация: 21.06.2007
Адрес: Konnunlahti
Сообщений: 2,529
По умолчанию

Вышла книга интервью братьев Коэнов.
http://www.ozon.ru/context/detail/id/4389322/

Ранее в этой серии выходили книги с интервью Вуди Аллена, Джармуша, Триера, Бертона, Альмадовара, Тарантино и др.
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3369024/
Бразил вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.06.2009, 10:39   #40
Чеширский
Читатель
 
Регистрация: 15.03.2009
Сообщений: 10
По умолчанию

Из моего ЖЖ:

http://new-storyteller.livejournal.com/12264.html

Он заработал в Голливуде миллионы. Интервью с Блейком Снайдером.

На днях появилась возможность взять небольшое интервью у трёх американских сценаристов. Задал им одни и те же вопросы. Было любопытно выяснить сходство и различие точек зрения трёх авторов, которые сделали довольно неплохую карьеру в Голливуде. Сегодня на вопросы отвечает Блейк Снайдер (Blake Snyder).

В США Снайдера считают одним из самых успешных голливудских сценаристов, которые пишут так называемые "spec scripts". Данный термин означает "свободный сценарий, предназначенный автором для продажи на кинематографическом рынке". (В отличие от сценария, создаваемого по заказу продюсера). Обычно их пишут начинающие сценаристы. Но есть и профессионалы вроде Снайдера, предпочитающие сочинять истории, которые в первую очередь интересны им самим. Для них важна независимость, именно она позволяет этим авторам максимально раскрыть своё творческое призвание и не вынуждает писать то, что требует от них вышестоящее начальство. Правда, шанс, что такой сценарист когда-нибудь продаст "свободный сценарий", невелик.

Однако Снайдеру повезло. Компании покупали его сценарии, более чем щедро оплачивая труд свободного художника. Блейк заработал в Голливуде миллионы долларов. Хотя на сайте IMDB вы найдёте всего лишь два фильма, поставленные по его сценариям: "Стой! Или моя мама будет стрелять" с Сильвестром Сталлоне (Stop! Or My Mom Will Shoot) и "Мне хватит миллиона" (Blank Check). (Немного отступлю от темы. Последняя картина имеет ещё одно название в российском прокате - "Открытый чек". На мой взгляд, правильнее бы назвать её как "Чек на предъявителя").

Но вернёмся к нашему герою. Как я уже сказал, фильмография Снайдера состоит всего из двух комедий, не считая более дюжины проданных, но не экранизированных сценариев. Много это или мало? Зависит от того, что является для вас мерилом успеха. Ряд успешных советских и российских сценаристов может похвастать большим количеством фильмов. Однако вряд ли их авторы получили за свои рукописи десятую долю того, что заработал Блейк Снайдер. Свой первый скрипт он продал в 1989 году за полмиллиона долларов, следующий - "Мне хватит миллиона" как раз за миллион. Вскоре последовала ещё одна миллионная сделка - сценарий комедии "Ядерная семейка" (Nuclear Family), который Блейк вместе со своим соавтором Джеймсом Хаггисом продал Стивену Спилбергу. На стадии подготовки к съёмкам сценарий "Семейки" пришлось немного переписать, учитывая замечания знаменитого режиссёра. Однако, к сожалению, фильм так и не был запущен в производство.

Кстати говоря, это обычное явление в Голливуде. Десятки, если не сотни американских сценаристов, нанятые студиями, из месяца в месяц, из года в год пишут сценарии. При этом часто плоды их труда так и остаются пылиться на полках кинокомпаний. Тем не менее, эти сценаристы живут вполне припеваючи, получая более чем достойную зарплату. Справедливости ради замечу, что безработных сценаристов в Голливуде также хватает. Но не о них речь.

Несколько лет назад, решив поделиться с начинающими сценаристами накопленным опытом, Снайдер написал учебник "Save The Cat! The Last Book on Screenwriting You'll Ever Need" ("Спасите кошку! Последняя книга о сценарном мастерстве, которую вам надо будет прочесть"). Термин "Спасите кошку", вынесенный в название, был придуман Блейком для описания сцен, когда автор знакомит читателя с главным героем. Чтобы читатель мог симпатизировать персонажу, последний должен совершить вызывающее уважение действие или достойный поступок. (Например, снять с крыши высотки котёнка). Кроме новой терминологии, Снайдер разработал авторскую структуру сценария, Blake Snyder Beat Sheet или "BS2". А также оригинально классифицировал популярные голливудские картины по новым, придуманным Снайдером жанрам. Например, картины "Крепкий орешек" и "Терминатор" относятся у него не к боевику, а к жанру "Чувак с проблемой" (Dude with a problem"). Во второй книги из серии "Save the Cat!" - "Save the Cat! Goes to the Movies: The Screenwriter's Guide to Every Story Ever Told" сценарист подробно описывает эти жанры, заодно раскладывая сюжеты популярных американских фильмов согласно оригинальной сценарной структуре BS2.

Из двух учебников Снайдера я читал только "Save The Cat! The Last Book on Screenwriting You'll Ever Need". Не уверен, что её можно назвать последней книгой, которую нужно будет прочесть сценаристу. Пособий по сценарному мастерству больше сотни. Если человек хочет расти в своей профессии, вряд ли он должен ограничивать свои знания. И всё же книга очень полезная. Поскольку Снайдер, как профессионал с огромным опытом работы (в отличие от сценарных гуру, не продавших ни одного сценария), даёт практическую информацию о своём ремесле. В его пособиях вы не найдёте сведений о том, как создать шедевр, который будет понятен немногим избранным, или то, как глубоко и полно исследовать тему или развить характеры своих персонажей. Снайдер говорит о другом. Он с юмором, просто и доходчиво, учит тому, что хорошо знает сам. А именно: как написать коммерческий сценарий, который могут купить крупнейшие голливудские студии.

Подробнее о Блейке Снайдере и его методе можно узнать на сайте IMDB или из биографии сценариста, опубликованной в "Википедии", а также из серии книг "Save the Cat!.

Сейчас же, как обещал, представлю небольшое интервью, которое мне посчастливилось взять у господина Снайдера на этой неделе. Продублирую ответы Снайдера на русском и английском. Поскольку я не переводчик, хочу дать возможность тем, кто говорит по-английски лучше меня, прочесть не только мой слегка вольный перевод, но и оригинал. Итак, интервью:

Александр Волков: Блейк, на ваш взгляд, в чём заключается основная задача сценариста?

Блейк Снайдер: Основная задача сценариста, как и любого другого рассказчика, - донести информацию до читателя, предельно ясно выражая свой замысел. Люди, которые берут в руки чужой сценарий, не имеют понятия о задумке автора. Поэтому так важно посредством сценария установить с читателями связь, сообщив именно то, что вы хотите: от внятной идеи до всего остального, что относится к любой другой истории. Сценарное ремесло отличается от писательского тем, что сценарий хоть и является законченным произведением, однако при этом - он всего лишь план для дальнейшего действия. По большей части наша работа - это взволновать читателя настолько, чтобы он, прочитав скрипт, решил снять фильм.

The main goal of any storyteller is to communicate. From a clear story concept to the one idea every story is about, we must stand in the shoes of those who aren't in our imaginations. Screenwriting is different from novel writing in that the finished product -- a script - is only a blueprint for further action. So much of our job is to so excite a reader that they are called to action to go and make the film!

А.В.: Если основная задача сценариста передать замысел, то можете ли вы определить, в чём разница между образом мыслей начинающего автора и профессионального, за плечами которого уже есть хотя бы один-два реализованных проекта?

Б.С.: Иногда разница всего лишь в том, что одному человеку удалось продать свой сценарий, а другому нет. Хотя бывает, что всё дело в отношении к работе. Многие начинающие сценаристы считают, что они смогут всё сделать по-своему, так как они хотят. Но затем понимают, что кинематограф это корпоративная работа. Фильмы не снимаются в одиночку, без помощи других людей. Это отличает ремесло сценариста от ремесла писателя и даже драматурга. Сценарий - это заявка, призыв к дальнейшему действию.

Sometimes it's just the matter of a sale! Sometimes, though, it's attitude. Many noviсe screenwriters think "I'll do it my way" will work for them, then realize this is a group activity. Movies do not get made without cooperation with many. This is not novel writing. This is not theater. A script is only a proposal for further action.

А.В.: Хорошо, тогда поясните: в чём разница между образом мыслей среднестатистического профессионального автора и голливудского сценариста первой величины?

Б.С.: В творческом почерке, индивидуальной манере. А также в предлагаемых услугах. В своей третьей книге я говорю об одном ключевом моменте. Как только начинающий автор продаёт сценарий, он должен спросить себя: "В чём моя индивидуальность? Что я могу делать лучше других?" Сценаристы, которые специализируются на боевиках, фильмах ужасов, комедиях, драмах и тд, должны продолжать писать в этих жанрах. Этим они шлифуют своё мастерство, со временем доводя его до совершенства. Но прежде всего - нужно иметь хотя бы один проданный сценарий. И только потом можно беспокоиться о своей карьере. Проданный сценарий снимает с человека "проклятие" и демонстрирует продюсерам, что кто-то однажды уже поверил в его талант. Этот первый шаг очень важен.

Development of a voice. And a service. In book 3 I talk about the key thing once you make a sale is to start thinking of what sets you apart, what can you deliver that no one else can. Those writers who specialize in action, horror, comedy, drama etc. start to carve out a place for themselves, that they further refine and perfect over time. But first things first: get on the boards with a sale. Then worry about the fine points of a career. Your sale "takes the curse off" you and shows producers and executives that "somebody else went first" by trusting in your talent. It's a big first step.

А.В.: Каким образом автору лучше шагнуть от первого уровня начинающего сценариста ко второму уровню среднестатистического профессионального автора, а затем, сделав ещё один шаг, стать голливудским сценаристом первой величины?

Б.С.: Упорным трудом, переписывая сценарии. Подлинные сценаристы первой величины - это те, кто может оживить мёртворождённый проект, а также быстро и качественно переписать сценарий в то время, когда уже идут съёмки фильма. Лично я никогда не стремился этим заниматься. Меня больше интересовало создание своих, оригинальных работ, пусть даже в ущерб карьеры. Навык оживлять мертворождённые проекты я использую только сейчас, в консультациях, оценивая сценарий с позиции специалиста. Но настоящие сценаристы первой величины, с которыми я работаю, это люди, которые могут изменить тон повествования, найти и исправить ошибки в структуре сценария или превратить картонных персонажей в полноценные.

Re-writing. The real A list writers are those that can be brought into a stalled project and "write it into production". I personally never pursued those jobs, I was more interested in creating original material, but to my detriment in my careeer! That skill of taking a stalled story and fixing it I now do in my studio consultations and "greenlight insurance" service where I look at a script from a consultant's point of view. But the true A list screenwriters, the ones I work with, are those that can be called to find the missing piece or fix a wrong tone, story arc, or character deficiency.

А.В.: А что вы можете сказать новичкам, которым ещё далековато до этого уровня? Допустим, молодой человек решил стать сценаристом. На ваш взгляд, что необходимо ему, чтобы стать успешным автором: талант, профессиональное мастерство или везение?

Б.С.: Осенью этого года выходит в свет моя новая книга из серии "Save the Cat!", в которой я описываю период в своей карьере, когда уже был готов от неё отказаться. К тому времени я уже семь лет пытался реализовать себя в профессии сценариста. Мой отец, который был моим первым наставником, только что умер. Моя подруга настойчиво советовала мне искать более надёжные возможности заработка. Я стал размышлять над причиной своих неудач и пришёл к выводу, что мне некого винить, кроме самого себя. Тогда я решил дать себе последний шанс. Моим девизом стало: "Дисциплина, концентрация и позитивный настрой". Как ни странно, жизнь тут же начала меняться. В течение четырех лет я продал Стивену Спилбергу сценарий за миллион долларов, заключил контракт на написание двух других сценариев и вдобавок - получил собственный офис в компании "Дисней пикчерз". У вас могут быть иные цели, но принятое мной решение отдать всего себя достижению поставленных целей, изменило меня и мою жизнь. Из всех трёх книг серии "Save the Cat!" глава, где я рассказываю об этом периоде жизни, моя самая любимая.

I have a new book coming out in Fall of 2009 the third in the Save the Cat! series in which I describe the time in my career when I almost quit. I was seven years into my career, my father who was my first mentor had just died, and my girlfriend was suggesting I pursue something more stable. I took a hard look at myself and admitted flaws in how I was pursuing my career and made a decision to give it one last try. My new motto became: Discipline. Focus. And Positive Energy. Things began to change immediately and within four years I had sold a million dollar script to Steven Spielberg had a two picture deal and an office on the lot at Disney. Those may not be your goals but the decided change I experienced to give my all to achieving these goals changed me. It's my favorite chapter in all three of my Cat! books!

А.В.: Рад, что ваша карьера сложилась успешно. Однако если бы вы были столь же богаты как Билл Гейтс, бросили бы работу сценариста?

Б.С.: Писатели должны писать. Хотя если бы я был богат как Билл Гейтс, я бы не только писал, но и снимал фильмы. Даже если это идёт вразрез с первым правилом продюсера: "Никогда не вкладывай собственные деньги в финансирование картин". И всё же мне чертовски нравится быть сценаристом!

Writers must write. If I were as rich as Bill Gates I would not only write but make films even though this goes against the first rule of producing: never use your own money to finance a film! But yes I love being a writer!

А.В.: Хоть вы и не Билл Гейтс, тем не менее, вы довольно благополучный автор, заработавший миллионы. Оглядываясь назад, можете поделиться своим секретом? Что сделало вас тем человеком, которым вы являетесь сегодня?

Б.С.: На меня оказал большое влияние мой отец. Он работал телевизионным продюсером, был награждён "Эмми" за передачи и сериалы для детей, включая такие как "Roger Ramjet" и "Big Blue Marble". Однако на меня также достаточно серьёзно повлияли соавторы моих сценариев. Полагаю, писатели лучше всего и больше всего учатся у других писателей. Поэтому я стремлюсь объединить, свести авторов вместе, подальше от концепции "одинокого, несчастного писателя, который едва сводит концы с концами в затхлой каморке". Последнее - верный путь к разочарованию и безысходности. Я верю в то, что дверца темницы, в которую загоняют себя авторы, на самом деле не заперты. Всё, что мы должны сделать, - это лишь толкнуть дверь и она откроется!

My dad was a big influence. He was an Emmy award winning tv producer who made kids tv like "Roger Ramjet" cartoon and a show called "Big Blue Marble" but all my writing partners have had a huge influence on me too. I think writers learn most from other writers and I am striving to bring writers together and away from the idea of "the lone author poor and struggling in his garret" this is just a recipe for frustration! But I believe the jail door is secretly unlocked all we have to do is push it and it will open!

А.В.: Блейк, если всё так просто, что вы порекомендуете российским сценаристам, которые хотели бы поработать в Голливуде?

Б.С.: Голливуд постоянно ищет новые таланты. Кроме того, в его рядах всегда были европейские кинематографисты: Эрнст Любич, Билли Уайлдер и другие. В последнее время много режиссёров из Великобритании, изучив опыт американского кинематографа, становятся бОльшими мастерами, чем наши голливудские сценаристы и режиссёры. Ключевое слово во всех моих книгах - "primal", т.е. основной, первичный, жизненно определяющий. Если российские картины можно будет донести до зрителя в любой точке земного шара, вас ждёт успех. Какие фильмы завоёвывают признание зрителей? Истории, которые понятны пещерному человеку. То есть те, которые не нужно никому объяснять. Забудьте про рациональное, относящееся к интеллекту. Снимайте эмоциональное кино. Думайте на эмоциональном уровне и внимание всего мира будет приковано к вам. "Миллионер из трущоб" прекрасный тому пример.

Hollywood is always looking for new talent and has a long history of bringing Europeon filmmakers into its ranks. Ernst Lubitsch, Billy Wilder and lately many British directors sometimes know more about American film and become the masters of it than native born writers and directors. Key word for me in my books is : primal! If your stories translate to a global marketplace you will win. What wins? Stories that a caveman understands. That you don't have to explain. Forget intellectual ideas think emotional. Think primal and you will get the attention of the world e.g. Slumdog Millionaire, a perfect example.

А.В.: Блейк, большое вам спасибо за интервью.

Б.С.: Да это тебе, Алекс, спасибо. Не забудь упомянуть в статье мой веб-сайт и адрес моей электронной почты. Буду рад услышать отзывы твоих читателей.

Thank you, Alex, be sure to include my website and my email, happy to hear from your readers!

Друзья, если вам понравились ответы Блейка, можете черкнуть ему на blake@blakesnyder.com , а также заглянуть на сайт www.blakesnyder.com .



---
http://new-storyteller.livejournal.com/
Чеширский вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.06.2009, 20:10   #41
Тетя Ася
достопримечательность
 
Аватар для Тетя Ася
 
Регистрация: 19.06.2006
Сообщений: 2,458
По умолчанию

Интервью Юрия Арабова
__________________
И уносят меня, и уносят меня, в цветную звенящую хрень, три белых коня, два красных слона, пингвин, бегемот и олень.
Тетя Ася вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2009, 09:41   #42
Чеширский
Читатель
 
Регистрация: 15.03.2009
Сообщений: 10
По умолчанию

Картёжник или сценарист? Интервью с Джоном Ворхаусом.

Представляю третье интервью из серии моих бесед с американскими авторами и "сценарными гуру". Сегодня пытаем Джона Ворхауса - сценариста, работавшего над сериалами "Star Trek", "Женаты... с детьми" и "Чудесные годы", а также автора одного из самых моих любимых учебников, посвящённых жанру комедии, "The Comiс Toolbox".

Джон Ворхаус (John Vorhaus) - сценарист, писатель, консультант, преподаватель. Одно время вёл курс писательского мастерства в Университете Лос-Анджелеса. Большой любитель покера. Автор нескольких пособий по этой карточной игре. Кстати говоря, зимой Ворхаус приезжал в Россию консультировать одну из российских телекомпаний. Живя в Москве, сценарист частенько захаживал в клуб любителей покера и, по его словам, постоянно выигрывал. Охотно верю, поскольку считаю Ворхауса не только толковым преподавателем, но и человеком с блестящими интеллектуальными способностями. Крайне рассудительным и достаточно незаурядным. Ну, а будут ли таковыми его ответы, узнаем из интервью:

Александр Волков: Джон, как вы полагаете, в чём заключается основная задача сценариста?

Джон Ворхаус: Основная задача сценариста состоит в том, чтобы найти темы, которые представляются ему важными, что-то вроде наставления или назидания, которое автор хочет донести до зрителя посредством своей истории. На мой взгляд, любой рассказчик должен, прежде всего, просвещать читателя, поскольку именно это является общественным предназначением писателя. Мы говорим другим людям о том, что поняли в этой жизни, для того чтобы они смогли улучшить свою жизнь. Любой автор, намеревающийся только развлечь или позабавить читателя, разбазаривает свой талант.

The main goal of a screenwriter is to find themes that are important to him or her -- instructions, that is -- and communicate these themes to the audience through the device of storytelling. In my opinion, it should be the goal of any writer to instruct, for this is the writer's role in society: we tell other people what we know about our lives, so that they can do a better job of living theirs. Anyone who writes merely to amuse or entertain is squandering his or her gift.

А.В.: А если взять молодого автора, до конца не уверенного в своём таланте. Вы видите разницу между образом мыслей начинающего сценариста и профессионального, за плечами которого уже есть хотя бы один-два реализованных проекта?

Д.В.: Конечно, разница между новичком и профессионалом есть всегда. У последнего меньше страхов и сомнений, благодаря чему он рациональнее использует своё время. Если, к примеру, взять меня, то мне больше не нужно висеть на телефоне, чтобы пристроить свои проекты, а это уже подспорье. Кроме того, опытные авторы разумнее используют знания и способности, они увереннее, более открыты к представляющимся возможностям. С другой стороны, молодые авторы энергичнее и амбициознее, они готовы работать с такой страстью, которая наблюдается лишь в их возрасте.

Возможно, основное различие между сценарным и писательским ремеслом имеет отношение к структуре историй. Хорошие сценарии требуют крепкую, тщательно просчитанную конструкцию и чёткий сценарный план. Для хорошего романа это необязательно. Его можно начинать писать интуитивно, "а там будь что будет". Лично я никогда не приступаю к написанию сценария без схемы, на которую собираюсь впоследствии опираться. Однако, что касается романов, для меня это всегда путешествие в неизведанное. Если я знаю, как в романе должна разворачиваться история, я сразу теряю к ней интерес и перестаю писать.

Well, I see a difference between the mentality of any novice writer and any established one. The latter has a lot less fear and, well, a much easier time of it. For myself, for example, I've reached the point where I no longer have to "beat my head against the phone" to find work, and that's a huge relief. Beyond that, experienced writers are more in command of their gifts, more confident, and more willing to take chances in their work. New writers, on the other hand, have a greater "fire in their belly" and attack their work with passion that may fade as a writer ages.

For what it's worth, there's a fundamental difference between screenwriting and novel writing, and the difference has to do with structure. Successful screenplays require rigorous structure and intense structural planning. Successful novels, though, can stand on a platform of "let's see what happens," and work quite well. Myself, I would never write a screenplay without a vigorous outline to work from, but my novels are always pure exploration. In fact, with my novels, if I know where the story is going in advance, I kind of lose interest and can't write it.

А.В.: Хорошо, тогда поясните: в чём разница между образом мыслей среднестатистического профессионального автора и голливудского сценариста первой величины?

Д.В.: Иногда между ними и нет никакой разницы. Многие замечательные авторы не достигают уровня сценариста первой величины только потому, что у них не было нужных связей или фильма, занявшего первые строчки рейтинга. Кроме того, я бы сказал, что голливудские авторы первой величины всегда держат нос по ветру. Они когда-то установили и теперь поддерживают контакты, которые, вместе с их предыдущим опытом, позволяет им работать на самом высоком уровне. С другой стороны, давайте признаем, некоторые авторы действительно пишут лучше своих коллег. Например, сценарист, способный придумать очередное продолжение к фильму ужасов, может не иметь таланта написать сценарий "Влюблённого Шекспира". Увы, но это факт: одни авторы талантливее других.

Sometimes there's no difference at all. Many excellent screenwriters just never get that one connection or one hit that moves them to the A-level. Beyond that, though, I'd say that A-level writers are more in touch with what's happening in the industry overall. They have built and nurtured contacts who, together with their track record, can keep them working at the highest level. On the other hand, let's face it, some writers are just better than others, and a writer capable of writing, say, the third sequel to a horror movie, might not be able to manage Shakespeare in Love. Some writers are just better than others.

А.В.: Тогда как новичку шагнуть от первого уровня начинающего сценариста ко второму уровню среднестатистического профессионального автора, а затем, сделав ещё один шаг, стать голливудским сценаристом первой величины?

Д.В.: Посвящением всего себя работе. Упорным трудом. Постоянным совершенствованием своего мастерства. В мире полно сценаристов, которые думают, что вот они напишут один сценарий, который станет хитом, а там они уже палец о палец не ударят. А что в действительности? Без труда не выловишь и рыбку из пруда. У всех выдающихся сценаристов есть куча неэкранизированных сценариев, - все те фальстарты и неудачные идеи, которые помогли им изучить ремесло. Естественно, определенное количество удачи тоже не помешает: Вы должны быть в нужном месте в нужное время. Но если вы будете в нужном месте в нужное время без пропуска, которым является хороший сценарий, то никакая удача вам не поможет. Вывод: Продолжайте писать, а всё остальное приложится.

Dedication. Hard work. An ever-evolving body of work. A lot of writers think they're going to write one screenplay, have a hit, and never have to hustle for work again. Well, guess what? That dog don't hunt. Every great screenwriter has a ton of unproduced work -- all the false starts and failed ideas that helped him build his craft. Naturally a certain amount of luck is involved: You have to be at the right place at the right time. But if you're in the right place at the right time without the right tickets, all the luck in the world won't help you. Bottom line for everyone: Keep writing; everything else flows from that.

А.В.: А если молодой литератор пишет, пишет, но всё "в стол"? На ваш взгляд, что необходимо, для того чтобы стать успешным автором: талант, профессиональное мастерство или везение?

Д.В.: Я когда-то вывел для этого формулу: Талант + Время + Драйв = Успех. Уверен, талант есть у каждого, это заложено в генах. Однако мы в чём-то по-прежнему живём на пальмах, задаваясь вопросом, откуда упал на голову очередной банан. У нас уйма свободного времени, даже больше, чем мы это можем себе представить, если определять его относительно того, сколь мало времени требуется, чтобы хоть что-то написать. Чего у нас нет, так это драйва, т.е. побуждения, стимула, внутреннего импульса. Некоторые авторы просто недостаточно мотивированы. Они не желают пожертвовать своим временем ради работы и взглянуть в лицо внутреннему страху, с которым они должны бороться, если хотят добиться успеха. Любой человек, занимающийся писательским ремеслом, сталкивается с самыми разнообразными страхами. Авторы должны это понимать и принимать, а также иметь храбрость, чтобы упорно работать для достижения своих целей. Кроме того, нужно овладеть всеми тонкостями писательского мастерства, а здесь обходных путей нет. Чтобы стать в своём ремесле мастером (конечная цель любого серьёзного литератора), автор должен ежедневно работать.

I once worked this out as a mathematical formula. Talent + time + drive = success. My feeling is that everyone has talent -- it's part of our genetic package. Were it not, we'd still be living in trees wondering where our next banana was coming from. We also all have time, plenty of it, and more than we imagine, when measured against the (smallish) amount of time it really takes to write anything. What we DON'T all have is drive. Some writers are simply not sufficiently motivated to invest the time and face the fears they need to face in order to be successful. There's a lot of fear in writing. Writers must acknowledge and accept this, and have the courage to work hard in pursuit of their goals. There's also a tremendous amount of craft to be absorbed, and no shortcuts. To have an effective practice of writing (the ultimate goal of any serious writer) one must build that practice one daunting day at a time.

А.В.: Согласен, труд литератора - не самый лёгкий. Однако если бы вы были богаты как Билл Гейтс, бросили бы работу сценариста?

Д.В.: Отличный вопрос. Вы, наверное, знаете: я заядлый картёжник, автор семи книг по игре в покер. Хотя если бы я был богат как Билл Гейтс, я бы ничего не изменил и даже не стал бы профессиональным игроком. Как я ни люблю покер, я не могу играть слишком долго, т.к. рано или поздно возникает желание сесть за письменный стол. Поскольку для меня писательство - это то, чем я ДОЛЖЕН заниматься. То есть - то, что заставляет меня себя уважать и то, что я считаю правильным. Нет, точно не бросил бы. Пожалуй, просто бы стал писать о чём-то более личном.

Great question. As you may know, I'm also a passionate poker player, and have written seven books on that subject. But even if I were rich as Bill Gates, I would not drop everything and become a professional player. Much as I love poker, I can't play for too many hours before the old familiar itch to write returns. Because writing is something I HAVE to do. It's what makes me feel good about myself and feel right in the world. Wouldn't quit. Would just write other things, more self-indulgent or literate things.

А.В.: Что или кто сделал вас тем человеком, которым вы являетесь сегодня?

Д.В.: Ещё один хороший вопрос. Мои родители, полагаю, желали для меня другой доли. Они планировали, что я буду "нормальным" человеком с престижной профессией вроде адвоката или профессора. Но в двадцатилетнем возрасте я разрушил их планы и буквально перестроил себя заново, согласно своим целям и своей философии. Я стал хозяином собственного времени, человеком, который воплощает в жизнь свою мечту, а не наёмным работником, служащим чужим желаниям и целям. Я абстрагировался от результата и сконцентрировался больше на пути, чем на пункте назначения. Этот важный шаг позволил мне заняться писательским ремеслом серьёзно. Я встретил женщину, которая поняла и полюбила меня. А затем я лишь следовал своему выбору. Не отказывался ни от одной писательской работы, каждая из которых многое дала мне в профессиональном плане. Приучил себя к дисциплине и самомотивации. Овладел ремеслом. Со временем все опасения и страхи молодости исчезли, и я стал тем человеком, кем являюсь по сегодняшний день. Сейчас я опытный, уверенный в себе автор, умело распоряжающийся своим временем и талантом. Я всегда готов принять вызов, который бросает мне жизнь.

Another great question. My parents had, I think, a very different plan for me. They imagined that I would be a "straight" person, with a respectable, normal career like, say, lawyer or college professor. But in my early 20s, I attacked all that parental programming, tore myself down and rebuilt myself according to my own goals and philosophy. I became committed to "owning" all my own time -- not being anybody's employee, nor serving anyone's dreams but my own. I detached from outcome, and committed myself to the journey, rather than the results. This was huge. It allowed me to undertake the difficult business of building a practice of writing. I found a woman who loved me and stood by my choices. Then I just kept at it. I accepted every writing assignment that came my way, and learned much from each one. I taught myself to be disciplined and self-motivated. I learned my craft. Over time, the fears of my youth fell away, and I arrived at the place I now stand. I am a confident, capable writer in command of his gifts and always eager to accept new challenges.

А.В.: Джон, что бы вы порекомендовали российским сценаристам, которые хотели бы поработать в Голливуде?

Д.В.: Если человек хочет работать в Голливуде, он должен жить в Голливуде. Знаю, что россиянам сложно получить американскую визу, но такова действительность. Также вы должны писать и говорить по-английски на таком уровне, чтобы успешно конкурировать с авторами, для которых этот язык является родным. Более того, вы должны быть готовы к непрерывному ученичеству и понимать, что ваша цель может никогда не осуществиться. Однако всем, для кого виза не является препятствием, я настоятельно рекомендую перебираться в Голливуд. Лос-Анджелес - классное место и прекрасная отправная точка для начала дальнейшего пути.

Есть ещё одна дорожка - стать известным сценаристом или режиссёром в России, и тогда Голливуд сам найдёт вас. Подобных примеров немало, хотя это, кажется, больше подходит для режиссёров, чем для сценаристов. Первые сперва достигают успеха в своей стране, а затем уже получают приглашение поработать в Голливуде, как знаменитости.

Но всё это - крайне рискованные шаги. Любой человек, у кого есть амбиции в этом плане, должен быть готов долго и упорно работать, принимать неудачи и отказы, больше сосредоточившись на радости, которую доставляет работа, чем на призрачном результате. Иными словами: пишите как должно, любите писательский процесс сам по себе, а все остальное либо приложится, либо нет.

If you want to work in Hollywood, you have to be in Hollywood. This is an issue, I know -- a visa issue -- but it's a fact. Obviously, you also have to be able to write and speak English well enough to compete against native Anglophones. You have to be prepared to serve a long apprenticeship, and to accept the possibility that it might never work out. However, for those capable of beating the visa hurdle, I would definitely recommend it. LA is a great place to live, and a great starting point for a life of adventure.

There is an alternate path, and that is to become a writer or writer/director of note in Russia, and have Hollywood find you. There's plenty of precedent for this career path, although in fairness it seems to work better for directors than for writers -- they have domestic success in their home countries, and then move to Hollywood as invited and celebrated artists.

But these are all longshot bets, so anyone with ambition along these lines must be prepared to work long and hard; accept a lot of failure and rejection; and focus on the joy of doing the work, rather than the uncertain promise of a big, successful outcome. In other words, attend to the words on the page and love the act of writing; everything else will either take care of itself or not.

PS Пару слов по поводу заголовка. Наверное, я должен был спросить господина Ворхауса, кем он себя считает больше: литератором или карточным игроком? Однако, как мне кажется, ответ легко считывается из его интервью. Хотя, конечно, у каждого свои выводы.

http://new-storyteller.livejournal.com/
Чеширский вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.06.2009, 22:19   #43
Сашко
местный злыдень
 
Аватар для Сашко
 
Регистрация: 22.04.2007
Сообщений: 6,577
По умолчанию

Немного о языке.

«Глагол «похерить» к мату не относится»

Минкомсвязи РФ заявило о намерении определить список ненормативных слов русского языка на уровне нормативных актов. Законы, запрещающие публичное использование «нецензурной брани», есть, а списка бранных слов нет, сетуют представители ведомства. Газета ВЗГЛЯД обратилась к профессору, директору Института лингвистики Максиму Кронгаузу с просьбой рассказать, что будет, если такой список будет опубликован, и как публиковать документ, целиком состоящий из непечатных слов.

– Максим Анисимович, как вы относитесь к идее ввести на законодательном уровне четкое определение «нормативной» и «ненормативной» лексики?
– Если задача – уточнить понятие ненормативной лексики для интерпретации законом, задать списком те слова, которые мы считаем оскорбляющими людей, если они используются в общественном месте, то эта задача, на мой взгляд, вполне разумна. Такой список не будет большим. Это то, что мы называем матерной лексикой; кроме того, я бы включил туда еще некоторое количество слов, не являющихся матерными, которые было бы запрещено употреблять в публичных местах.

– Какого рода слова вы имеете в виду?
– Корни, связанные с отправлением естественных потребностей, которые не входят в круг матерной лексики, такие, как корни ср- и сс-. Для многих людей они являются еще более неприемлемыми, чем матерная лексика, вызывают неприятные эмоции, являются оскорбительными, по крайней мере для части общества. Речь идет о неписанных правилах, но в культуре есть определенные запреты на употребление этого в кроссгендерном общении.

Кстати говоря, в нашей культуре табуированию подвергается то, что связано с сексом, и вообще все, что «ниже пояса». А, скажем, в романских языках под запретом общества находится, в первую очередь, богохульство, так что в зависимости от региона ситуация с табуированными лексическими пластами разнится.

– В случае если такой список будет утвержден и ненормативные слова будут определены, возникает парадокс: а как, собственно, публиковать этот документ, состоящий из слов, признанных «вне закона»?
– Понятно, что такой документ должен быть, грубо говоря, для служебного пользования, то есть для судов и других подобных институтов. Так или иначе закон, который есть сейчас, по сути, не действует. Возможно, это отчасти и связано с отсутствием такого списка. Вообще говоря, кто должен находить нарушителей нормы и применять к ним санкции? Милиция. Но мы знаем, что она далеко не без греха и использует «запрещенные» слова не меньше, если не больше остальных групп граждан. Получается, что эта статья может применяться по усмотрению правоприменителей, то есть, скажем, в случае, если человек просто не понравился.

– Приходилось ли вам сталкиваться с мнением ваших коллег, которые, напротив, выступали бы апологетами подобного рода лексики?
– На самом деле общество расколото. Я принимал участие в многочисленных дискуссиях на эту тему, и обычно аудитория разделяется. Как правило, профессионалы оказываются более терпимы к такому роду лексики и ее применению. Но в целом общество негативно относится к публичному, подчеркиваю, публичному применению этих слов. Разумеется, это не значит, что они должны быть искоренены и изгнаны из языка, мат в языке был, есть и будет.

Здесь очень важно не быть ханжой, не быть лицемером, речь, повторюсь, не идет о запрете этих слов в языке, брань является необходимой частью лексики любого языка, в том числе и табуированная брань. Она используется в экстремальных ситуациях, причем чем сильнее табу, тем сильнее энергия слова в случае, если оно используется.

– А как быть с авторами, использующими обсценную лексику в художественной литературе?
– Это очень сложный вопрос. Думаю, это касается не только художественной литературы, но и вообще искусства, связанного со словом, – спектаклей, фильмов и так далее. Мне кажется, что запретить что-то художнику невозможно. Культурный запрет все равно существует, но одна из функций художника (в широком смысле) как раз и заключается в том, чтобы нарушать запреты и достигать определенного эффекта. Поэтому вряд ли имеет смысл преследовать писателей и режиссеров. Но есть культурный, корректный способ выйти из положения: если в фильме или спектакле используется такого рода лексика, то об этом следует предупреждать.

– Помимо искусства эти слова могут представлять интерес и для науки: есть ученые, которые занимаются айсхрологией, изучают «ненормативные» лексические пласты…
– Здесь нужно принимать какие-то решения. Такие словари должны быть, и исследование этих лексических пластов тоже должно быть, но, как мы уже говорили, должно быть предупреждение, человек должен понимать, что он покупает словарь, в котором содержится данная лексика или содержится только данная лексика. Так что мне кажется, что особой проблемы здесь нет.

Вообще говоря, должен сказать, что русская лексикография стыдлива, и в подавляющем большинстве известных русских словарей, самых авторитетных, эта лексика не содержится, что оставляет ее на потребу не вполне профессиональных лексикографов. Это, безусловно, печальный факт, потому что наука действительно вводит самозапрет на эту область. Хотя эти слова входят в состав русского языка и в ближайшем будущем из него выведены не будут.

– По какому принципу язык «отбирает» слова, которые становятся табуированными? Ведь есть слова, которые изначально были нейтральными, а потом оказались выведены за рамки приличий?
– Сегодня запрет, о котором идет речь, – фонетический. Некоторые сочетания звуков являются в разной степени табуированными. Мы не можем объяснить, почему одни сочетания приличны, а другие нет. При этом очевидно, что изначально этот запрет касался не звука, а смысла.

Сегодня функция матерного слова огромна. Это не только название телесного низа, используются в значении междометия, связки, да чего угодно. Но изначально, конечно, это слова, связанные с телесным низом и сексуальными отношениями людей. То есть существует запрет в культуре на саму эту тему. Однако степень непристойности и степень табуированности менялись. Мы помним, что одно из этих пяти ключевых матерных слов какое-то время назад было вполне употребимым. Эта лексема, синоним блудницы, использовалась как нормативное слово, а сегодня табуируется. Более того, это слова однокоренные, чередование гласных а- и у- вполне характерно для русского языка. Тем не менее никто не может объяснить, почему «блудница» осталось как нормативное слово, а родственное, похожее слово стало табуированным; возможно, это связано с тем, что оно могло бы иметь более сильную эмоциональную окраску.

– А в настоящее время есть ли подобная тенденция – когда совершенно безобидные слова все больше начинают восприниматься как непечатные, какие процессы наблюдаются и чего можно ожидать в ближайшей перспективе?
– Таких слов очень мало, и говорить о тенденции, скажем, для пяти или даже десяти слов едва ли можно. Но мы видим довольно любопытный факт: в языке активно используются эвфемизмы для табуированной лексики. Как правило, они созвучны или структурно похожи. Скажем, «нехорошее» название женщины нередко заменяется словом «блин», которое используют многие люди, не понимая, что это замена матерного слова. А для названия мужского детородного органа используется буква алфавита, название которой, вообще говоря, по мнению некоторых исследователей (это не на сто процентов известно), произошло от усечения слова «херувим». То есть это абсолютно приличное слово, название буквы не могло быть неприличным. Но, поскольку его стали использовать как эвфемизм, то есть как замену неприличному слову, оно приблизилось к матерной лексике. Хотя глагол «похерить» вроде бы к матерной лексике не относится, это значит просто зачеркнуть крестом, буквой «х», никакого отношения к соответствующему органу оно не имеет. Вот здесь как раз мы видим влияние темы, семантики на табуированность. Вообще, поскольку мы говорим о табуированности темы, то русский язык беден для этих слов, если мы говорим о литературном языке.

В последние десятилетия как-то не чувствуется, что есть темы, о которых не говорят, тем более такие, как секс…

Отчасти табу на эту тему снято, про секс говорят сейчас очень много. Мы компенсируем нехватку слов, в том числе заимствованиями; такие латинские слова, как «пенис» или «вагина», не являются табуированными, скорее уж их можно назвать медицинскими терминами.

Здесь надо отметить несколько фактов: вдруг становятся непристойными слова литературного языка, в которых нет ничего похожего на табуированные значения, но эти значения возникают в жаргоне и переносятся на литературное слово. В последние годы я очень часто сталкиваюсь с неадекватной реакцией по крайней мере на два слова русского языка. Одно из них – «яйца», в магазинах часто даже заменяется на «яйцо». В литературном языке «низкого» значения нет, так что это не омоним, а многозначное слово, дополнительное значение возникло в разговорной речи на основе внешнего сходства. Еще один пример, когда у слова в жаргоне появляется значение, связанное с сексом, и это переносится на литературный язык, – слово «кончить». Иногда можно наблюдать, как преподаватель говорит «мы кончили», аудитория смеется, хотя понятно, что никакой скабрезности он сказать не хотел. Вот типичный пример эффекта дрейфа вполне приличных слов, произошедшего под влиянием метафоры.

Взято здесь: http://www.vz.ru/society/2009/6/24/300615.html
__________________
НИИ Мозги
Сашко вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.06.2009, 14:28   #44
Чеширский
Читатель
 
Регистрация: 15.03.2009
Сообщений: 10
По умолчанию

Как хорошего сценариста сделать великим. Интервью с Линдой Сегер.

Пятое интервью из серии моих бесед с американскими сценаристами и "сценарными гуру". Сегодня на вопросы отвечает знаменитая Линда Сегер, автор популярного учебника "Как сделать хороший сценарий великим".

Наверное, нет смысла долго представлять эту женщину. Линда Сегер (Dr. Linda Seger) - всемирно известный лектор, чьи семинары проходили в 31 стране мира, успешный консультант, доктор в области теологии, автор 11 книг, 8 из которых посвящены сценарному мастерству. Кроме того, мадам Сегер - единственная женщина, получившая титул "сценарного гуру".

Задавая свои вопросы Линде Сегер, мне было интересно узнать, как проявится женская логика в её ответах. Возможно, проницательная женщина подметит нечто, что ускользнуло от мужского взгляда. Впрочем, сейчас узнаете.

Александр Волков: Госпожа Сегер, скажите, в чём заключается основная задача сценариста?

Линда Сегер: Задачи у сценаристов могут разниться, но, безусловно, основная цель - рассказать увлекательную историю, у которой есть некий смысл и значение. Помимо этого, желательно, чтобы сценарист высветил состояние общества, приподнимая человеческий дух, проникая в суть нашей жизни, побуждая нас стать лучше, заставляя плакать и смеяться.

The screenwriters’ goals varies, but certainly it should be a goal to tell an entertaining story with some meaning. In addition, the screenwriter has the possibility of illuminating the human condition, of uplifting us, of giving us insights into our own lives, of motivating us to be better, of making us laugh and cry.

А.В.: Как консультант с огромным опытом работы, вы видите разницу между образом мыслей начинающего сценариста и профессионального, за плечами которого уже есть хотя бы один-два реализованных проекта?

Л.С.: Конечно, любой начинающий автор всё ещё находится в процессе овладения секретами мастерства. Новичку предстоит многому научиться. Иногда авторы готовы учиться, а иногда совершенно не осознают, как много ещё они должны узнать. Опытные сценаристы давно развили свои писательские мускулы, поэтому могут более или менее объективно оценивать свою работу, быть творчески независимыми и не переживать, когда работа из рук валится. Последнее, естественно, случается с каждым писателем.

Yes, a novice screenwriter is still learning their art and craft. They have much to learn and sometimes they’re open to learning, sometimes they don’t realize how much there is to learn. An experience screenwriter has developed the writing muscles so they can evaluate, can make a variety of creative choices, and don’t necessarily get so anxious when everything doesn’t flow. It’s natural to the writing process.

А.В.: Есть ли разница между образом мыслей среднестатистического профессионального автора и голливудского сценариста первой величины?

Л.С.: У великих сценаристов мастерство и способности соответствующие. Такие авторы (иногда ими могут быть голливудские сценаристы первой величины) имеют широту и гибкость мышления, а также творческие возможности, которые позволяют им делать нужные правки в порядке очереди, верно оценивать ситуацию, принимать быстрые решения, пробовать новые идеи и определять, как эти идеи лучше всего использовать в сценарии. Увы, ремеслу сценариста за один день не научишься.

Great screenwriting comes from abilities in the craft and art of writing. The great screenwriter (sometimes A list writer) has breadth and has a flexibility of their mind and creative process to make changes in course, to evaluate choices quickly, to try new things and figure out how to make them work. This takes much training and doesn’t happen overnight.

А.В.: Тогда как правильно выстроить процесс обучения? То есть, как новичку шагнуть от первого уровня начинающего сценариста ко второму уровню среднестатистического профессионального автора, а затем, сделав ещё один шаг, стать голливудским сценаристом первой величины?

Л.С.: Большинство сценаристов пишут, по меньшей мере, 5 сценариев, а то и больше, прежде чем один из них будет экранизирован. Как в любом искусстве, новички должны многому научиться: узнать о трехактной структуре и как применять её на практике - в самом сценарии, в сцене и эпизодах. Начинающему сценаристу необходимо узнать, как сделать своих персонажей "трёхмерными". Научиться объединять в одно целое историю, тему и полноценных героев. Всему этому можно выучиться из книг, семинаров, но главное - через сам процесс письма. Нужно писать, писать и ещё раз писать. Ключевой момент - решимость, принятое обязательство писать и постоянная практика.

Many screenwriters write at least 5 spec scripts before they get produced, sometimes more than that. Like any art form, screenwriters have much to learn – to learn about the three-act structure and how it works in stories, scenes, and scene sequences. To learn how to make their characters dimensional. To learn how to integrate their scripts and the techniques for integrating their themes and creating dimensional characters. Much of this is learned through books, seminars, and from writing, and writing some more, and writing some more. It’s the commitment and the constant practice that is key here.

А.В.: На ваш взгляд, что нужно, для того чтобы стать успешным автором: талант, профессиональное мастерство или везение?

Л.С.: Полагаю, вы подразумеваете любого автора - от беллетриста до литератора вроде меня (так как я пишу в жанре "нон-фикшн", т.е. небеллетристической литературы)?

Author - I presume you mean author such as me, (since I write non-fiction) or novelist.

А.В.: Конечно, любого автора.

Л.С.: Насчёт удачи не знаю. Поскольку уверена, что для любого автора нет ничего важнее мастерства. Нужно писать и писать много. Я, например, пишу с десятилетнего возраста. Кроме того, необходимо много читать. Не абы что, а выдающиеся произведения. Нужно чувствовать ритм, генерировать удачные идеи и достаточно хорошо владеть словом. Продолжайте писать и однажды вы обретёте свой собственный почерк. Давайте читать свои работы другим людям, спрашивайте их мнение. Прислушивайтесь к советам, если они того стоят. А если не стоят, то не придавайте значения. Но не прекращайте писать. Продолжайте учиться. Не сдавайтесь. У меня самой ушло 7 лет, чтобы продать новую книгу. ("ДУХОВНЫЕ ШАГИ НА ПУТИ К УСПЕХУ: Как получить цель, не потеряв душу"). Книга затрагивает вопросы духовности, написана давно, а выходит только в этом месяце. Кстати говоря, это обычное явление, когда даже признанному автору требуются годы, чтобы продать хоть одно произведение.

I don’t know anything about luck, so it’s really skills more than anything. One writes, and writes a lot. I’ve been writing since I was 10. Then, read. Read great works. Get a sense of the rhythms and the ideas and the use of words. Write some more and keep discovering your own personal voice that makes the writing your own. Have people read and give feed-back. Take some of the advice, leave the rest behind if it’s not very good. Write some more. Keep learning. And don’t give up. It took me 7 years to sell my new book which is just coming out this month (SPIRITUAL STEPS ON THE ROAD TO SUCCESS: GAINING THE GOAL WITHOUT LOSING YOUR SOUL.) It’s a book on spirituality. It’s not unusual, even for an established author, to take a few years to sell a book.

А.В.: Согласен, жизнь литератора не самая лёгкая. Если бы вы были богаты как Билл Гейтс, бросили бы работу писателя и консультанта?

Л.С.: Ни за что. Богатство не имеет к моей работе никакого отношения. Я просто люблю консультировать, люблю писать, и, конечно, проводить семинары.

No, absolutely not. Wealth has nothing to do with it – I love consulting, writing, and giving seminars.

А.В.: Вы успешный, известный во всём мире лектор и консультант. Что именно сделало вас тем человеком, которым вы являетесь сегодня?

Л.С.: Что именно? Семья и замечательные родители. Крепкая духовная основа. Уверенность в победе. Работа по душе. Ну и прекрасный советник, который помог мне спланировать бизнес.

What made me? Great parents and family. A strong spiritual base. A belief in not giving up. Finding work that suits me. And finding a brilliant career consultant who helped me design my business.

А.В.: Линда, что бы вы порекомендовали российским сценаристам, которые хотели бы поработать в Голливуде?

Л.С.: Прежде всего, я бы посоветовала российским сценаристам получить признание в своей стране или в Европе. Если их цель - Голливуд, то следует серьёзно заняться английским, заработать кучу денег, а затем приехать сюда и жить здесь. В любом случае, у российских сценаристов будет больше шансов найти работу в Голливуде, если они сначала станут успешными у себя в России.

I’d recommend Russian screenwriters first break into the film business in their own country, or in Europe. If they’re intent on Hollywood, then learn very, very good English, get a lot of money, and come and live here. They’ll have a better chance breaking in if they’ve first been successful in Russia.

http://new-storyteller.livejournal.com/
Чеширский вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.07.2009, 17:56   #45
Чеширский
Читатель
 
Регистрация: 15.03.2009
Сообщений: 10
По умолчанию

«Фильмы для меня – музыкальные произведения, и выстраиваю я их по законам музыки, которая по сути самое совершенное из созданного человеческим умом».
Юрий Мамин

Продолжаю серию интервью, но уже не с американскими, а с российскими кинематографистами. Сегодня на вопросы отвечает наш выдающийся современник, на мой взгляд, единственный режиссёр, который умеет снимать в России (заметьте - на мировом уровне) фильмы в жанре комедии, Юрий Борисович Мамин.

Юрий Мамин - режиссёр, сценарист, актёр, композитор. Когда встречаешь подобное сочетание талантов, на память сразу приходит имя Чарли Чаплина. Не сомневаюсь, что гениальный комик повлиял на творчество российского режиссёра. Доброта, юмор, любовь к простому человеку - всё это присуще картинам обоих мастеров. Кстати говоря, помимо многочисленных призов и наград, Юрий Борисович является единственным в нашей стране обладателем "Золотой Трости Чарльза Чаплина", полученной из рук вдовы великого комика Умы Чаплин.

Я очень люблю чаплинские картины и с такой же любовью и теплотой отношусь к фильмам Мамина: "Праздник Нептуна", "Фонтан", "Бакенбарды", "Окно в Париж", "Не думай про белых обезьян". С улыбкой и восхищением вспоминаю телевизионные передачи мэтра - "От форте до пьяно…", "Хамелеон" и "Обсерватория". Любая работа Мамина - всегда штучная, ювелирная, авторская. Это один из немногих наших современников, чей талант и профессиональное мастерство поднимает российский кинематограф с уровня ремесла, балагана и чистого развлечения на уровень искусства.

Для меня Мамин не только один из лучших российских режиссёров, но и человек, чьё мнение мне всегда интересно. А будет ли оно таковым и для вас, сейчас узнаем.

Итак, интервью:

Александр Волков: Юрий Борисович, скажите, Вы проводите границу между авторским и коммерческим кинематографом?

Юрий Мамин: Безусловно! Это – разные миры.

А.В.: Тогда что характеризует каждое из этих направлений? Есть ли принципиальная разница между авторскими и коммерческими картинами?

Ю.М.: У них разные цели: авторский кинематограф нацелен на самовыражение автора, в то время как коммерческий - на зарабатывание денег. Первый часто грешит занудством изложения и авторским произволом, нарушающим органику искусства; второй – отсутствием свежих идей, мыслей и художественности. Примирить их может лишь талант сценариста и режиссера и их мастерство. Тогда авторский замысел может стать коммерчески удачным воплощением, а развлекательное кино – подняться до уровня высокого искусства. Но эти случаи бывают крайне редко. Впрочем, хорошее кино – вообще редкость.

А.В.: Вам блестяще удаётся совмещать режиссёрское кресло с письменным столом. В чём, по-вашему, заключается основная задача сценариста? Отличаются ли задачи сценаристов, которые пишут сценарии для коммерческого и так называемого "арт-хаусного" кино?

Ю.М.: Главная задача сценариста, на мой взгляд, заинтересовать режиссера своим кинопроектом, либо помочь режиссеру в сценарном развитии его замысла, поскольку сам сценарист не может его воплотить, если только не возьмется за его постановку, став режиссером. В любом случае, кинопроект должен быть интересным, заразительным рассказом, который хотелось бы пересказать тому, кто его не знает.

Что касается выбора кинематографической ниши, то это целиком зависит от личностных пристрастий и темперамента автора. Это проявление натуры. Попробуйте переориентировать приверженца однополой любви на гетеросексуальную страсть – вряд ли это удастся.

А.В.: Как режиссёр, на что вы, прежде всего, обращаете внимание, читая сценарий?

Ю.М.: В первую очередь, на энергию рассказа. Каждая фраза (предложение) должна добавлять новую характеристику или качество в создаваемой автором среде или в образе персонажа и восприниматься режиссером как отдельный кадр в будущей раскадровке. Чем более емкие, точные и яркие фразы- кадры предлагаются сценаристом, тем более заразителен его сценарий. Вообще форма изложения важна для восприятия, и о ней нужно заботиться.

А.В.: О чём ещё должен заботиться сценарист, то есть, по каким критериям вы оцениваете сценарий? Каковы для вас отличительные признаки хорошего фильма?

Ю.М.: Я воспринимаю фильм как рассказанный сценарий, а режиссера – как рассказчика сценария. Если он одаренный рассказчик, умеющий завладеть вниманием аудитории или отдельного зрителя, то его фильм можно назвать удачным (вне зависимости от выбранной скорости изложения, поскольку время в рассказе можно спрессовывать по отношению к реальному и ускорять, либо расширять и замедлять).

В связи с этим нужно заметить, что литературный и режиссерский сценарий могут сильно отличаться друг от друга, потому что в кино на первый план выходит личность режиссера, его энергия, плотность и выразительность изложения, авторский стиль (при разных сценаристах, мы всегда отличаем Феллини от Антониони, Данелию от Рязанова, Тарковского от Сокурова).

Однако основанием для режиссерского кинорассказа все же являются предложенный автором сценария сценарный рассказ с оригинальным сюжетом, занимательностью, остротой (новизной) рассматриваемой проблемы.

А.В.: Видите ли вы разницу между образом мыслей начинающего сценариста и профессионального, за плечами которого уже есть хотя бы один-два реализованных проекта?

Ю.М.: Существуют законы литературно-сценарного творчества, которым молодые учатся у опытных кинодраматургов, создавших сценарии выдающихся фильмов. Остальное зависит от степени таланта, который мы трактуем как способности плюс труд. Нужно постоянно писать истории и постоянно править их изложение, следуя совету авторитетного для тебя мастера. Тогда процесс овладения профессией будет стремительным.

А.В.: Есть ли разница между образом мыслей среднестатистического профессионального автора и сценариста первой величины?

Ю.М.: Сценарист из средних довольствуется в своей работе освоенными сюжетами и приемами изложения, которые называются сценарными штампами. Сценарист с нестандартным лицом (из которого может вырасти кинодраматург первой величины) стремится к художественному открытию во всех категориях профессии – в сюжете, в проблеме, в образе, в языке. Это позволяет ему сделать шаг в художественном познании мира и человека.

А.В.: Как новичку шагнуть от первого уровня начинающего сценариста ко второму уровню среднестатистического профессионального автора, а затем, сделав ещё один шаг, стать сценаристом первой величины?

Ю.М.: Я думаю, что научить этому нельзя, а научиться можно. Самое главное – быть страстным читателем художественной литературы. Чтение классики – прошлой и современной дает мастерство, вкус, мозговые мускулы, формирует личность автора, позволяя ему прожить тысячи судеб, вместо одной, будит творческую фантазию, позволяет с независимостью знатока ориентироваться в современной литературной моде. Пушкин, Толстой, Бунин, Платонов, Трифонов – все эти авторы читали запоем мировую литературу.

А.В.: Что в первую очередь необходимо, для того чтобы стать успешным автором: талант, профессиональное мастерство или везение?

Ю.М.: Одержимость выбранной профессией. «Нас мало избранных, счастливцев праздных, пренебрегающих презренной пользой, единого Прекрасного жрецов…» - сказал Пушкин устами Моцарта.

А.В.: Если бы вы были богаты как Билл Гейтс, бросили бы свою работу?

Ю.М.: Наоборот, я бы постарался воплотить все отобранные за два десятилетия сценарии, пылящиеся на полке.

А.В.: Вы - один из лучших российских режиссёров, хорошо известный в Европе. Одна моя знакомая француженка даже признавалась мне в том, что "Фонтан" и "Окно в Париж" являются её любимыми фильмами. Что именно сделало вас тем человеком, которым вы являетесь сегодня?

Ю.М.: Любовь к искусству. Способность к состраданию. Чувство справедливости («Пепел Клааса бьется в моем сердце!..»). Так меня воспитали. Возможно, также и чувство юмора – а это, наверное, от природы.

А.В.: Юрий Борисович, на ваш взгляд, сложно ли в современной России начинающему кинематографисту без связей и знакомств снять свой первый фильм? Что бы вы порекомендовали такому сценаристу или режиссёру?

Ю.М.: Да, в нынешнем расчетливом и равнодушном обществе, сориентированном на деньги, сценаристу без связей может помочь лишь везение: оказаться в нужный момент в нужном месте и – главное – с готовым предложением! Для этого необходимо постоянно изобретать новые проекты, отложив на время тот, который сегодня не прошел, как бы горько это не показалось. Время обязательно подкинет новые возможности, и тот, кто всегда готов предъявить что-то новенькое, непременно выиграет!

Добавлю про еще один аспект сценарной профессии. Кинодраматургу надо привыкнуть к мысли, что автором фильма, в последней инстанции, становится режиссер со всеми плюсами и минусами этого положения. Он может вдохнуть жизнь в сценарий, избежать его слабостей и усилить достоинства. Но может также и погубить хороший замысел, испортив картину и жизнь сценаристу. И так бывает часто. Надо быть мужественным и не спиваться по этой причине, а искать, по возможности, достойного режиссера для воплощения дорогого сердцу замысла.

PS Юрий Борисович попросил меня дать следующую информацию:

Институт телевидения, бизнеса и дизайна объявляет набор на специальность "Режиссура кино и телевидения" (очно-заочная и заочная формы обучения). Курс ведёт Юрий Борисович Мамин.

Прохождение приёмных туров июнь-июль 2009 в помещении института по адресу: Санкт-Петербург, Синопская набережная, д.64-а.

Телефон приёмной комиссии: (812)719-8700




http://new-storyteller.livejournal.com/
Чеширский вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Быстрый переход

Рейтинг@Mail.ru